Что будет с афганистаном в будущем времени

«Талибы уже не те»: перечислены сценарии будущего Афганистана

Какие главные опасности угрожают победившим радикалам

Официальный представитель политического офиса движения «Талибан» (запрещенная в России террористическая группировка) Мухаммед Наим заявил, что война в Афганистане с приходом талибов к власти закончена. По его словам, в стране будет сформирована устойчивая политическая система, не предполагающая дальнейшей конфронтации. Заявление весьма амбициозное, учитывая, что Афганистан «лихорадит» на протяжении десятилетий и стабильности там мало кто ждет.

Мы вместе с экспертами разбирались в том, каковы перспективы пребывания талибов у власти и какие опасности угрожают радикальному движению, уже представляющему по факту новую афганскую власть.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Сейчас «Талибан» считает себя полноправным хозяином Афганистана — под контролем группировки действительно фактически вся страна, за исключением малозначимых населенных пунктов. Однако насколько прочным можно считать этот успех? Об этом мы поговорили со специалистами.

Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) и колумнист портала Al-Monitor (Вашингтон): «На мой взгляд, основной этап боевых действий закончен. Оставшиеся группы правительственных войск, видимо, сдадутся сами по амнистии. По крайней мере, наступит период, когда активные военные операции вестись не будут.

Однако затем возможны различные сценарии. Например, разногласия могут проявиться в рядах самого «Талибана»: в группировке могут проявить себя радикальные деятели, которые будут считать себя обделенными в ходе нынешней победы, претендовать на определенные должности и звания. Таким образом есть вероятность начала борьбы за передел сфер влияния внутри самой талибской организации. Скорее, опасаться стоит именно этого».

Елена Супонина, востоковед и политолог: «Талибы действительно желают того, чтобы обстановка в Афганистане стабилизировалась: они прошли весьма непростой период войны и санкций. Так что в плане намерений их заявлениям вполне можно доверять. Однако от желаний до их претворения в действительности предстоит большой и, вероятно, кровавый путь.

На мой взгляд, «Талибану» не удастся обеспечить стабильность в Афганистане. Во-первых, талибы сами по себе весьма раздроблены, единого и четкого командования там все-таки нет; во-вторых, региональные и другие державы будут продолжать играть на этих внутренних противоречиях. И, наконец, в Афганистане есть ряд других вооруженных формирований, которые не пожелают подчиняться «Талибану». Если большинство талибов — это пуштуны, то в других группировках наибольшую долю составляют узбеки, таджики.

Да, сейчас они уступили талибскому натиску, но просто так не сдадутся. Кроме того, в Афганистане, кроме «Талибана», есть и остатки «Аль-Каиды» (запрещенная в России террористическая группировка), которая способна очень быстро восстановиться, а также ячейки «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая группировка)».

Семен Багдасаров, директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии: «Сейчас в Афганистане нет крупных деятелей, способных объединить вокруг себя некое движение сопротивления «Талибану». Есть небольшие отряды, например, в Хазараджате (горный регион в центральном нагорье Афганистана) — проиранские «прокси», до десяти тысяч вооруженных бойцов, есть примерно столько же боевиков террористических группировок центральноазиатского происхождения. И сейчас «Талибану» важно не допустить раскола внутри самой организации и удержать потенциальных соперников под контролем. Важную проблему представляют и выпущенные талибами из тюрем бывшие заключенные — среди них есть самые разные люди. То есть вопросов много, возможны очаговые сопротивления. Но если «Талибан» избежит внутреннего раскола, он с ними справится».

Доктор Мохаммад Амин, политолог, востоковед: «Афганистан сейчас полностью под контролем «Талибана». При этом талибам удалось в некотором роде стабилизировать ситуацию: нет никакого мародерства, которое имело место раньше, и тому подобного. Сперва население испугалось, вспоминая захват власти 25 лет назад, когда члены движения установили очень жесткие правила. Сейчас же ситуация иная: пока нет никаких репрессий в отношение сотрудников министерства обороны, безопасности, женщины еще ходят на работу, никаких сложностей в стране нет.

Я совсем недавно связывался со своими знакомыми в Афганистане, и все говорят, что талибы, похоже, действительно ведут себя «прилично», совсем не так, как в 1996 году. Сейчас возникает ощущение, что это абсолютно другой «Талибан». Полагаю, никто не будет им сопротивляться: все официальные структуры уже сдались, многие в народе талибов поддерживают, я даже сам удивлен такой реакцией населения».

Юрий Лямин, военный эксперт: «Сейчас остается неясной ситуация в некоторых районах, к примеру в маленькой провинции Панджшер куда отступила часть правительственных сил. Оттуда приходят сообщения, что там сейчас находятся вице-президент Амрулла Салех, Ахмад Масуд-младший и еще ряд командиров, которые не хотят покоряться талибам. Настроения среди населения там ранее были также сильно антиталибские. Очевидно, что приходу талибов сильно не рады и центральные районы населенные шиитами-хазарейцами, хоть талибы и заняли там сейчас провинциальные центры. Есть и другие места где может начаться сопротивление. Проблема в том, что сопротивление «Талибану» сейчас крайне деморализовано, а талибы захватили огромное количество вооружений, военной техники и т. д., которые могут обрушить на всех кто продолжит с ними бороться».

Источник

Приближение афганского хаоса: с кем дружить России?

Стремительный вывод войск стран НАТО из Афганистана является их серьёзным поражением, сравнимым с поражением США во Вьетнаме, и кардинальным изменением ситуации для всех стран, участвующих в процессе внутриафганского урегулирования. Чего следует ожидать в ближайшее время и как действовать России?

Коалиция стран НАТО во главе с США фактически проиграла войну в Афганистане, ей была оставлена даже авиабаза «Баграм». Положение в Афганистане за почти 20 лет не изменилось в лучшую сторону, а местами даже ухудшилось. Войска стран НАТО так и не сумели победить движение «Талибан» (запрещено в РФ), состоящее в основном из пуштунов, которое по факту контролирует огромную часть Афганистана и в настоящее время ведёт борьбу за полный контроль над страной.

Социально-экономические проблемы Афганистана также не были решены за минувшие двадцать лет. Значительная часть населения по-прежнему живёт за счёт производства опиумного мака, объёмы производства которого неуклонно росли с 2001 года. Так, по данным на 2017 год, в Афганистане производилось 9 тыс. тонн наркотических веществ, а посевные площади составляли 328 тыс. га. Также полным провалом окончились попытки насаждения либеральной демократии в Афганистане, проводившиеся странами НАТО во главе с США.

Политические партии Афганистана, как и прежде, строятся по этническому и конфессиональному признаку. У пуштунов сохранилось племенное устройство с феодальными пережитками, они, как и прежде, руководствуются доисламским кодексом Пуштунвалай, имеющим приоритет над шариатом. Пуштуны, как впрочем и другие народы Афганистана, за эти годы не только не приблизились к демократии и миру, а, наоборот, дистанцировались, так как многолетняя война с иностранными войсками привела к ожесточению населения Афганистана, которое оказалось не по зубам для США и их союзников.

Наконец, никуда не делся раскол Афганистана по этническому и конфессиональному признаку. Многие пуштуны жаждут утверждения своего господства и ориентируются на «Талибан», который не отказался от власти над всем Афганистаном. Таджики, поддерживающие кабульское правительство, не хотят усиления пуштунов и готовятся к борьбе с талибами, в своё время практиковавшими пуштунизацию Афганистана. Хазарейцы, представляющие большую часть афганских шиитов, ориентируются на Иран и готовы до конца сражаться с талибами, которые до 2001 года открыто преследовали их. Узбеки и генерал Абдул-Рашид Дустум пользуются поддержкой Узбекистана и Турции. На этом фоне кабульское правительство стремительно теряет контроль над территориями и надеется лишь на то, что в Афганистане останется контингент войск Турции — единственной мусульманской страны НАТО, исторически обладающей высоким имиджем у населения Афганистана.

Однако нахождение турецких военных в Афганистане не устраивает «Талибан», чей представитель Сухейль Шахин 11 июня заявил:

«Турция была частью сил НАТО в течение последних 20 лет, поэтому они должны уйти из Афганистана на основании соглашения, которое мы подписали с США 29 февраля 2020 года… В остальном Турция — великая исламская страна. У Афганистана были исторические отношения с ними. Мы надеемся на тесные и хорошие отношения с ними, поскольку в будущем в стране будет установлено новое исламское правительство».

То есть талибы хотят избавить Афганистан от присутствия любых иностранных войск, чтобы самим господствовать в нём. Этот аспект важен и с другой точки зрения: «Талибан» пользуется поддержкой союзников Турции — Пакистана и Катара. Исламабад в своё время создавал «Талибан» ради сохранения своей территориальной целостности, так как пуштуны не признают существование афгано-пакистанской границы (линии Дюранда). Репрессивно-фанатичный «Талибан» погрузил Афганистан в гражданскую войну в 1996—2001 годах, но так и не признал линии Дюранда. Талибы при всём своём пуштунском религиозном национализме и стремлении ограничиться решением узконациональных проблем были открытыми врагами Индии — врага номер один для Пакистана. Тем характернее то, что Индия решила подготовиться к выводу войск НАТО из Афганистана и решила пойти на контакт с «Талибаном» в июне 2021 года, что было подтверждено специальным посланником Катара по борьбе с терроризмом и посредничеству в разрешении конфликтов Мутлаком бин Маджидом Аль Кахтани. То есть внешние игроки открыто делают ставку на победу «Талибана». При этом Индия преследует несколько целей в Афганистане:

У нынешних процессов имеется и военно-политическая составляющая. Не секрет, что «Талибан» неоднороден. Самая радикальная часть «Талибана» представлена военным крылом, находящимся в пакистанской Кветте. К радикалам также относится аффилированная с талибами «Сеть Хаккани», находящаяся в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва, где живут пуштунские племена и расположено знаменитое медресе Хаккани, а также находится связанная с хакканистами Пешаварская шура. Эти группы выступают за сохранение союза с «Аль-Каидой» (группировка запрещена в РФ), но, несмотря на наличие серьёзных разногласий (Кветская шура принадлежит к племенному объединению дуррани, а Пешаварская к гильзаям), в настоящий момент все фракции «Талибана» настроены на изгнание иностранных войск из Афганистана. То есть теоретически вооружённая борьба между ними может начаться лишь после свержения кабульского правительства и вывода войск НАТО.

Нынешнее стремительное изменение ситуации в Афганистане напрямую затрагивает Пакистан. Особенно важны следующие моменты:

Третий пункт также связан с наличием антииндийского союза между Пакистаном и Китаем, что вызывает раздражение у США. Поэтому у Исламабада при всех имеющихся связях с террористическими группировками нет никакого мотива к разжиганию войны в Афганистане. Более того, Пакистан все эти годы помогал Китаю в борьбе с «Исламским движением Восточного Туркестана» (признано ООН террористической организацией), которое, даже обосновавшись в Афганистане и Пакистане, всё равно считает Китай своим главным врагом.

Также нельзя забывать ещё один важный фактор: пакистанская провинция Хайбер-Пахтунхва фактически находится под контролем пуштунских племён, тесно связанных с «Талибаном». Эти же самые пуштунские племена контролируют значительную часть афгано-пакистанской границы. Поэтому Пакистан ради собственных интересов постарается сделать всё возможное для минимизации и предотвращения хаоса в Южной Азии после вывода войск НАТО из Афганистана.

Иран, граничащий с Афганистаном, сейчас находится в двоякой ситуации. Тегеран поддерживал зависимое от США кабульское правительство, так как «Талибан» до 2001 года занимал откровенно враждебную позицию в отношении Ирана. В последнее время ситуация как будто бы изменилась, так как Иран стал вести переговоры с умеренным крылом талибов. Однако ситуация может очень легко измениться. В Афганистане проживают шииты, большинство которых составляют хазарейцы. Хазарейцы строго придерживаются проиранской ориентации. Этому способствует тот факт, что народы Афганистана, исповедующие ислам суннитского толка, прежде всего пуштуны, ненавидят хазарейцев и по мере возможности пытаются их истребить.

У Китая есть свои интересы в Афганистане, которые включают в себя следующие положения:

Насколько вероятна реализация Пекином намеченных задач? «Талибан» готов сотрудничать с Китаем в развитии инфраструктуры (дорог) и энергетической сфере. Не стоит забывать о том, что Пекин активно участвовал в переговорах с талибами, в чём также был заинтересован Пакистан. Китаю талибы нужны не только как реальная политическая власть, способная контролировать Афганистан и помочь в реализации экономических проектов, но и как сила, способная ради материальных выгод пресекать деятельность любых уйгурских террористов, обосновавшихся в Афганистане.

Вывод войск США также затрагивает интересы России. В сложившейся ситуации самым важным является обеспечение безопасности границ трёх стран, входящих в ОДКБ, — Таджикистана, Киргизии и Казахстана, а также не входящих в ОДКБ Узбекистана и Туркмении, граничащих с Афганистаном. В приоритете для стран Средней Азии, а также для силовых структур России может быть борьба с «Исламским государством» и «Аль-Каидой». Следует пресекать инфильтрацию в страны Средней Азии террористов, затесавшихся в ряды отступающих афганских силовиков. Возможно, России следовало бы привлечь страны Средней Азии к усиленной борьбе с афганским наркотрафиком и терроризмом, так как эта среда тесно связана с террористическими группировками, рассматривающими нынешние власти среднеазиатских государств в качестве первостепенных врагов. Следует дать понять среднеазиатским президентам, что успешная борьба с афганским наркотрафиком и террористами позволит им сохранить свою власть, деньги и жизни, в чём они должны быть заинтересованы.

Что касается отношений с Афганистаном, то России лучше всего сохранять каналы связи и с правительством Ашрафа Гани, и с талибами. При этом успешные действия России и стран Средней Азии будут лучшим контраргументом для любой власти в Кабуле, поощряющей криминально-террористическую экспансию группировок, базирующихся на территории Афганистана, ведь, как говорил генерал А. П. Ермолов, «снисхождение в глазах азиатцев — знак слабости».

Источник

Куда ведет тупик?

Что будет с афганистаном в будущем времени Что будет с афганистаном в будущем времени

На эти и другие вопросы отвечает ведущий специалист по афганскому урегулированию, кандидат политических наук Василий Кравцов.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Что будет с афганистаном в будущем времени

Скажите, вы уверены в том, что после 1 мая Кабул останется наедине со своим злейшим врагом?

Василий Кравцов: Нет, на мой взгляд, такого не будет. Действительно, 29 февраля 2020 года в столице Катара было подписано соглашение между США и не признаваемым США «Исламским эмиратом Афганистана» (именно так озаглавлен документ). Однако еще задолго до этого там, в Дохе, зафиксированы закулисные переговоры американских и натовских неофициальных представителей, целью которых была договоренность о необходимости оставления части иностранных войск на территории Афганистана.

В конечном счете, лидеры боевиков, как следует из утечек, пошли навстречу, а их готовность оставить базы якобы была документально зафиксирована в секретных приложениях к Соглашению от 29 февраля 2020 года. После чего талибские переговорщики вдруг резко разбогатели, что стало причиной нескольких крупных скандалов в руководстве движения.

То есть эта ситуация не напоминает 1989 год, когда согласно соглашениям, заключенным по результатам женевских переговоров, из Афганистана ушли все советские войска и тогда режим остался один на один с моджахедами?

Василий Кравцов: Нынешняя ситуация отличается от 1989 года по ряду важных признаков. Тридцать два года назад советские войска были выведены с территории Афганистана в полном составе. Сейчас же на территории ИРА находится контингент американских военнослужащих численностью в две с половиной тысячи человек. Прибавьте сюда подразделения НАТО, а это еще пять тысяч плюс множество вооруженных людей из частных военных компаний.

Наши войска покидали Афганистан с широко развернутыми и гордо поднятыми боевыми знаменами, в то время как военные США оставляют свои базы втайне, даже без проведения внутренних церемониальных мероприятий.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Что будет с афганистаном в будущем времени

Василий Кравцов: Вероятность такой жесточайшей войны как никогда высока. Все основные силы уже активно готовятся к ее полномасштабному развертыванию, если не сказать, что уже готовы. Верным индикатором этого является состояние афганского рынка. 29 февраля 2020 года в Дохе подписывается соглашение, а уже на следующее утро цены на недвижимость в афганской столице падают сразу в пять раз. В пять раз! Если вчера четырехкомнатная квартира в кабульском микрорайоне стоила двести тысяч долларов, то уже на следующий день после Дохи ее нельзя было продать дороже чем за сорок тысяч.

Очевидно, что реализация таких планов превратит афганскую столицу в сплошное кровавое месиво. Поток мигрантов хлынет в Пакистан, Иран, страны Центральной Азии со всеми вытекающими последствиями.

Американский интеллектуальный потенциал по афганскому урегулированию очевидно исчерпан. Выбраться из этого тупика не получится до тех пор, пока Штаты не научатся с уважением и пониманием относиться к реалиям афганской жизни. Увы, между желанием американцев принести мир в страну и соблюсти свои «национальные интересы» в регионе лежит пропасть.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Активно обсуждаются предложения по созданию инклюзивного переходного правительства с участием представителей Талибана. Готовы ли сами талибы принять такой план? Отчего официальный Кабул выступает категорически против?

Василий Кравцов: Тема переходного, временного правительства рассматривается Вашингтоном уже давно. Там же, за океаном, неоднократно озвучивались имена кандидатов в главы такого кабинета. Однако ни один из таких кандидатов не получал широкой поддержки у себя на родине.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Что будет с афганистаном в будущем времени

Так вот, если говорить о представителях второй и третьей категорий, то это и есть те же самые талибы, которые брали Кабул в сентябре 1996 года и насаждали там свои дикие порядки.

В последние годы мне неоднократно доводилось участвовать в мероприятиях по вызволению из талибского плена гражданских заложников и военных, включая генералов. И в ходе этой непростой работы всякий раз убеждался, что никаких изменений в подходах боевиков и их командиров к окружающему миру не произошло.

Все-таки хотелось бы понять, какую часть территории страны реально контролируют эти люди?

В начале февраля афганское информационное агентство «Пажвок» обнародовало данные социологического исследования, согласно которым талибы контролируют 52% территории страны, в то время как правительство только 46%. При этом, по данным агентства, на контролируемой государством территории проживает 59% населения страны, а в талибской зоне контроля менее 40%.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Что будет с афганистаном в будущем времени

В любом случае, указанные цифры от лукавого. Они ничего не добавляют к пониманию сути конфликта и к выработке мер по его урегулированию. Можно привести и другие устоявшиеся цифры, которые впечатлят читателя. Общая суммарная численность боевиков ДТ не превышает и 40 тысяч, при этом только 20 тысяч из них являются активными. В то же время вооруженные силы по своей численности приближаются к 400 тысяч военнослужащих. То есть численный перевес государства над вооруженной оппозицией составляет десять раз. И что из этого следует? Ровным счетом ничего.

Василий Кравцов: Поражение США и НАТО в Афганистане очевидно. Другой вопрос, что они этого никогда не признают. И дело тут не только в западном снобизме. Америке, находящейся сейчас в и без того сложной внутриполитической ситуации, не хватает еще повторения вьетнамского синдрома. И Североатлантическому военному блоку также не с руки признавать первую в своей истории столь крупную неудачу, которая вполне способна подорвать основы его существования.

К слову сказать, уроки этой двадцатилетней военной кампании должны самым тщательным образом изучаться и анализироваться и нашими российскими экспертами. Как произошло, что неграмотные и босоногие подростки, сгруппировавшись в военно-террористическую группировку, смогли усадить за стол переговоров сильнейшую в мире армию, добиться своего международного признания, фактически свели к нулю масштабные усилия Запада, стоившие ему триллион долларов?

Будет правильным констатировать, что обладание самым современным вооружением не дает никаких гарантий успеха даже в региональных конфликтах, не говоря уже о глобальной войне.

Какова вероятность экспансии Талибана на север в случае захвата им власти в Афганистане? Я имею в виду распространение этого «вируса» на территориях бывших советских республик.

Василий Кравцов: ДТ все эти двадцать лет присутствует на афганском Севере и присутствует активно. Что касается экспансии за пределы Афганистана, то здесь многое будет зависеть от внешних игроков. Собственно руководители афганских радикалов не вынашивают особых желаний повоевать севернее Пянджа и Амударьи, но не в них дело. Ситуация рыхлая, зыбкая и не гарантирующая ничего.

* «Движение Талибан» запрещено на территории России.

** «Исламское государство» запрещено на территории России.

Автор ряда книг и многочисленных статей по афганской проблематике. Авторитетный эксперт по проблемам радикальных исламских группировок и зоны пуштунских племен.

Кандидат политических наук. Председатель совета ветеранов представительства КГБ СССР в Афганистане.

Источник

Новая угроза. Талибы захватили власть в Афганистане. Теперь страна в руках террористов

Что будет с афганистаном в будущем времени

Фото: Zabi Karimi / AP

Афганский блицкриг

«Сегодня я стоял перед непростым выбором. С одной стороны, я мог лицом к лицу столкнуться с вооруженными талибами, которые хотели захватить президентский дворец, и попытаться одолеть их. С другой стороны, я мог покинуть страну, защите которой посвятил последние 20 лет», — так уже бывший президент Афганистана Ашраф Гани объяснил свое бегство.

Этот пост появился в соцсетях тогда, когда политик уже находился далеко за пределами Афганистана, — по неподтвержденной информации, он бежал в Узбекистан или Таджикистан. Президент даже не успел попрощаться с гражданами и записать полноценное видеообращение. СМИ узнали о том, что Гани улетает из страны, когда он подъезжал к трапу самолета.

Боевики ясно дали понять, что готовы устроить кровавую резню во всем Кабуле, лишь бы выгнать меня. Чтобы не допустить кровопролития, я решил уехать

Что будет с афганистаном в будущем времени

По мере приближения войск радикалов к столице из Афганистана бежало все больше и больше людей. Ситуация с миграционным потоком настолько критична, что некоторые страны Европейского союза до сих пор разворачивают афганцев прямо на границе. В последние дни из страны, не стесняясь, в открытую побежали и высокопоставленные чиновники. Так, стандартная командировка министра финансов Халида Паинда в начале августа закончилась его отставкой и побегом из страны, а вице-президент Амрулла Салех сбежал в Таджикистан.

Политики давно понимали, что талибы вскоре займут Кабул, и просили разные страны о помощи, в том числе Россию. 13 августа глава МИД Афганистана Мохаммад Ханиф Атмар заявил, что попросил российских коллег предоставить новые боевые вертолеты. Но к тому моменту в Москве, очевидно, тоже начали все понимать, поэтому не согласились предоставить военную технику даже за деньги. Россия в любом случае не смогла бы помочь афганскому правительству, указал в разговоре с «Лентой.ру» старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин.

«Ее можно описать в трех пунктах. Во-первых, талибам удалось накопить достаточно ресурсов для захвата территорий. Во-вторых, после вывода войск США и НАТО официальный Кабул оказался в сложной психологической и политической ситуации, они сами понимали, что не смогут сдерживать боевиков. И третье: «Талибан» перестал бояться брать крупные города, а раньше избегал этого», — говорит Притчин.

Смертельная угроза

В Москве до последнего момента не хотели верить, что приход талибов к власти реален. Еще 13 августа директор Второго департамента Азии МИД России Замир Кабулов говорил, что «Талибан» вряд ли захватит афганскую столицу, и с ним соглашались многие эксперты, утверждавшие, что радикалам не хватит ресурсов на осаду Кабула.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Силы «Талибана» в Джалалабаде

Пока Москва уверенно говорит лишь о том, кто виновен в происходящем. «Главный вопрос, конечно, к американцам: если они не смогли ничего сделать даже за 20 лет, имея стотысячный контингент военных НАТО, то каких результатов они собираются достичь с существенно меньшим присутствием за пределами Афганистана? Скорее всего, у них просто есть желание обеспечить свое военное присутствие, тем самым оказывая влияние на политическую обстановку», — говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров в середине июля.

Сейчас ситуация продолжает меняться с пугающей скоростью даже после захвата Кабула. Как считает директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар, Москва не была готова делать выбор в пользу той или иной стороны во внутреннем конфликте в Афганистане. «Может быть, в ближайшее время позиция Москвы будет окончательно сформирована, но это в первую очередь зависит от того, что будет дальше,» — заявил он в разговоре с «Лентой.ру».

Российская позиция по Афганистану не сформирована окончательно, тем более что в России идет большая кампания по легитимации талибов

Существует риск развития ситуации по латиноамериканскому образцу, где из провинциальных группировок выросли современные наркокартели, которые угрожают даже правительствам крупных государств

Второй Вьетнам

Напор и успех талибов заставил растеряться и другие страны. Пока власти западных государств не выступали с четкими заявлениями относительно захвата Кабула, их главная задача сводится к эвакуации сотрудников диппредставительств из афганской столицы. За пару дней свои посольства закрыли власти США, Германии, Швеции, Дании, Чехии, Финляндии и Норвегии, сейчас они экстренно вывозят дипломатов. Между тем эвакуация российского посольства в Афганистане пока не планируется.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Беженцы, Кабул, 10 августа

Фото: Sayed Khodaiberdi Sadat / Anadolu Agency / Getty Images

Эвакуация сотрудников американского посольства проходит весьма символично и вызвала острую реакцию общественности: американские вертолеты забирали персонал посольства прямо с крыши здания. Дело в том, что в американской истории уже был подобный прецедент: во время войны во Вьетнаме 1955-1975 годов американцам тоже пришлось забирать своих граждан с крыш и эвакуировать по воздуху из Сайгона, так что исторические аналогии напрашиваются. Американские власти опасались повторения ситуации, в итоге именно это и случилось.

«Талибан» — это не северовьетнамская армия. Ни при каких обстоятельствах вы не станете свидетелями сцен, когда людей будут эвакуировать с крыши посольства Соединенных Штатов в Афганистане

Сравнение Вьетнама и Афганистана, при всей внешней схожести событий, и правда некорректно, указывают эксперты. Американские власти не собирались бросать все свои силы на восстановление афганской демократии даже на этапе ввода войск в 2001 году. Технику официальным властям в основном поставляла Индия, а предоставленные НАТО самолеты Aeritalia G222 и вовсе отправили на металлолом вскоре после того, как они попали в Афганистан, — военные даже не успели на них полетать.

Международная коалиция изначально не была заинтересована в том, чтобы бросать все свои силы на помощь официальному Кабулу, как это было в случае с властями Вьетнама. Да и афганцы так и не смогли воспользоваться хотя бы тем, что у них есть, и создать боеспособную армию.

Стабильная нестабильность

Первая проблема — это собственно вопрос об устройстве новой власти. Даже если остаткам официального Кабула, талибам и США удастся договориться о формировании переходной администрации, радикалы сделают все для того, чтобы полностью контролировать решения временного правительства, уверен Омар Нессар. Собственно, этого талибы и не скрывают, они уже заявили, что отказываются от переходного правительства и требуют немедленной передачи власти.

Что будет с афганистаном в будущем времени

Талибы на подходе к Герату

«Скорее всего, эту переходную администрацию все же признает часть международного сообщества, и ситуация в стране начнет налаживаться. Но это не исключает того, что талибы откажутся от уступок и полностью захватят власть», — считает директор Центра изучения современного Афганистана.

Вероятно, талибы будут пытаться монополизировать все, причем неважно, каким путем: войной или миром

Другая проблема — недолговечность власти в Афганистане. Рано или поздно «Талибан» лишится ее точно так же, как Ашраф Гани и его коллеги, считает Станислав Притчин. Эксперт напоминает, что за последние десятилетия ни одной из сторон афганского конфликта не удавалось подчинить страну надолго. Пока радикалы будут делить власть в Кабуле и других крупных городах, на окраинах провинций сформируются вооруженные ячейки оппозиции, которые попытаются выгнать талибов из президентского дворца. «Из-за таких формирований «Талибан», скорее всего, не сможет создать единую систему власти, а потому не задержится во главе республики надолго. Стабильная и многолетняя власть просто несвойственна истории Афганистана», — пояснил Притчин.

Наконец, последняя проблема, из-за которой ситуация в Афганистане может ухудшиться еще больше, — бездействие других стран. Международное сообщество неоднократно собирало стороны конфликта за одним столом, пытаясь хоть как-то приблизить восстановление мира. Амбиции талибов можно было умерить с помощью экономического давления сразу нескольких стран. Например, Москва и Вашингтон могли бы принудить боевиков создать переходную администрацию, однако последние заявления политиков показывают, что стороны вряд ли на это пойдут.

Обе стороны в своей истории пережили опыт многолетней войны в Афганистане, ничем, по сути, не закончившейся, кроме бесполезных жертв. Скорее всего, теперь они захотят как можно больше отстраниться от проблем нового террористического государства, чтобы не повторить старых ошибок.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *