Что будет с алюминием в будущее

Блог компании ЦентроКредит | АЛЮМИНИЙ – “ЗЕЛЕНОЕ” БУДУЩЕЕ

Что будет с алюминием в будущее

Что будет с алюминием в будущее

Рост спроса на экологически чистый алюминий обострил споры в области парадокса, заложенного в его основе: с одной стороны, алюминий является ключевым сырьем, необходимым для производства технологий декарбонизации, с другой стороны, его производство является достаточно углеродоемким и производит 2% глобальных выбросов. Тогда, как обеспечить достаточное количество алюминия для эффективной декарбонизации, сведя к минимуму воздействия на климат?

Разрешение данного парадокса заключается в изменениях технологий производства алюминия в сторону экологически чистого. «Зеленый переход», на наш взгляд, требует декарбонизации поставок алюминия, что в свою очередь, требует инвестиций и более высоких затрат алюминиевых заводов.

Отсюда, государственные политики должны стимулировать производителей и инвесторов изменить производственные технологии. Например, как Китай, ограничить производство угля, тем самым создав дефицит алюминия, который, в свою очередь, простимулирует производителей модернизировать технологии производства в сторону экологически чистых. В 2017 году Пекин ввел ограничение на плавильную мощность в 45 млн тонн наряду со строгими правилами замены старых мощностей на новые. Еще одним вариантом является включение цены на углерод в структуру затрат производителей, как это осуществляется в Европе. Таким образом, наиболее загрязняющие технологии становятся неконкурентоспособными на мировой арене. Такой подход позволяет постепенно изменить производственные технологии, не изменяя цен. Также стимулом может выступать, например, генерация «зеленой маржи». Она образуется в тех случаях, когда производителей обязывают платить углеродный сбор за выбросы углерода и в дальнейшем конкурировать с обезуглероженными аналогами, которые используют более дешевые методы производства. Стоит отметить, что для процесса модернизации производства необходим капитал, однако инвестиционная политика экологического, социального и корпоративного управления избегает углеродоемкого товарного производства.

Более того, для потенциальных инвесторов присутствует риск, касаемо проводимой политики в области климата, показателей выбросов и неопределенность в отношении будущих доходов, что также оказывает негативное воздействие на привлечение инвестиций. Отсюда, можно предположить, что рост предложения резко замедлится в середине десятилетия. Несмотря на то, что алюминиевый завод имеет более короткие сроки строительства, чем, к примеру, медный рудник, временные задержки, вероятнее всего, приведут к самому низкому уровню роста мировых поставок первичного металла за 40 лет в первой половине 2020-х годов. Спрос и потребление экологических металлов будут расти, что, согласно нашим предположениям, приведет к дефициту алюминия, который составит 3 млн тонн к концу 2023 года и 9 млн тонн к середине десятилетия.

Отсюда, мы предполагаем, что цены на алюминий в среднем должны составить 2450 долларов за тонну в 2021 году, 2900 долларов за тонну в 2022 году, 3250 долларов за тонну в 2023 году и достигнут устойчивого состояния в середине десятилетия – 3400 долларов за тонну в 2024 году и 3500 долларов за тонну в 2025 году.

Зеленый переход, несомненно, является одним из ключевых сдвигов в производстве промышленных товаров в 2020-х годах. За последние 12 месяцев произошел значительный сдвиг в сторону обязательств по целевым показателям выбросов со стороны крупнейших мировых эмитентов, таких как, Китай, США и ЕС. Страны сосредоточены на решении проблемы изменения климата и планируют значительно сократить выбросы парниковых газов в атмосферу. Переход на зеленые технологии, в свою очередь, требует большого количества металлов.

Отсюда, мы ожидаем, что спрос ветроэнергетики на алюминий, вероятно, будет возрастать на 7% ежегодно в течение следующего десятилетия. Также, на долю солнечной энергетики, предположительно, будет приходиться 20% спроса на зеленый алюминий. Это должно произойти в силу того, что потребление энергии растет и, вероятно, продолжит увеличиваться в течение 30 последующих лет, однако странам необходимо снижать выбросы. Отсюда, переход к более экологичному энергоснабжению неизбежен. Вследствие этого, мы предполагаем, что спрос на алюминий для солнечных и ветровых установок продолжит расти, так как он лежит в основе их конструкций и именно на них приходится 90% спроса на возобновляемые источники энергии.

Электромобили также станут двигателями спроса на зеленый алюминий. Их годовой объем спроса, предположительно, будет составлять 12 млн тонн алюминия к 2030 году и, согласно нашим прогнозам, будет расти на 20% ежегодно в течение оставшейся части десятилетия. Данный сектор экономики демонстрирует непрерывное расширение на фоне растущей поддержки со стороны правительств. Аналитики оценивают значительный рост проникновения электромобилей в Европу – до 70% к 2030 году и до 40% в США. Вместе с расширением рынка, растет и спрос на алюминий, на их долю приходится 65% всего спроса.

Подводя итог, сочетание ограничения производственных мощностей в Китае, которое, возможно, будет достигнуто в этом году, отсутствие существенного увеличения производственных мощностей за пределами Китая с 2022 года и динамика усиленного зеленого спроса обеспечат наличие и рост дефицита алюминия, что также окажет влияние и на рост его цен.

Источник

Прогноз цен на алюминий: что ждёт дальше после 10-летних максимумов

Что будет с алюминием в будущее

31 августа из-за ограниченного предложения в Китае на фоне высокого спроса цены на алюминий достигли 10-летнего максимума. Цена спот контракта на алюминий на Лондонской бирже металлов (LME) составил 2714 USD за тонну в последний день августа после роста в течение первых восьми месяцев этого года.

Дэниел Хайнс, сырьевой аналитик ANZ Commodity, так прокомментировал недавний рост цен: «Металл, который используется для всего, от автомобильных запчастей до бытовой техники, показал хорошие результаты в связи с восстановлением потребительского спроса и экономической активности. Но беспокойство на рынке вызывает растущий риск дальнейших перебоев поставок в Китае».

Итак, будет ли стоимость алюминия продолжать расти в ближайшие годы? В этой статье рассматриваются ключевые факторы роста цен на металл и последние прогнозы цен аналитиков.

Что происходило с ценами на алюминий в 2021 году

График цен на алюминий показывает, что цена на этот металл в начале 2021 года составляла 2 013 USD за тонну и продолжала стабильно дорожать в течение года. Восходящий тренд временно остановился, когда в мае цены упали во время коррекции.

24 мая цена упала до 2305 USD за тонну, а на следующий день поднялась до 2341 USD. С июня товар достиг новых максимумов.

Восходящий тренд в первой половине года был вызван оптимизмом в отношении восстановления экономики после COVID-19, а также увеличившимся спросом на алюминий в условиях глобального перехода к декарбонизации.

Китай – крупнейший в мире производитель алюминия – продолжает бороться с загрязнениями окружающей среды и находится на пути к декарбонизации экономики страны.

Ранее в этом году китайское правительство установило ограничение на потребление электроэнергии в энергоемких отраслях, таких как производство алюминия и стали. В сочетании с нехваткой электроэнергии во многих частях Китая несколько алюминиевых заводов в провинциях Гуанси и Синьцзян были вынуждены ограничить объем производства на год.

ABN Ambro сказал в отчете, опубликованном в мае: «[Повышение цен на алюминий] было вызвано оптимизмом по поводу восстановления мировой экономики, надеждами на долгосрочный устойчивый спрос на металлы в связи с энергетическим переходом и опасениями по поводу будущих тенденций предложения».

Снижение производства алюминия в Китае может поддержать цены

Многие провинции Китая стимулируют производство алюминия, предлагая производителям металла сниженные тарифы на электроэнергию. Но правительство Китая запретило практику льготных тарифов на электроэнергию для алюминиевой промышленности в рамках политики декарбонизации, объявленной 27 августа. Эта политика является частью реформы Китая по переходу к зеленой, низкоуглеродной экономике.

В результате некоторые ожидают, что в этом году производство алюминия в Китае сократится, что приведет к сокращению предложения продукции во всем мире. Но производство алюминия в стране в январе – июле увеличилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Китай произвел 22,8 миллионов тонн первичного алюминия за первые семь месяцев этого года, что на 9,5% больше по сравнению с тем же периодом 2020 года, как показали данные Национального бюро статистики Китая (NBS).

Производство глинозема (общее название оксида алюминия или Al2O3) также выросло до 45,78 млн тонн с января по июль, что на 10% больше, чем за тот же период прошлого года.

Тем не менее, ограничение на потребление энергии может ограничить рост производства алюминия в Китае до конца этого года.

Данные Международного института алюминия (IAI) также показали рост мирового производства в первые семь месяцев 2021 года. Производство первичного алюминия увеличилось до 39 284 тысяч метрических тонн, что на 4,6% больше, чем за тот же период 2020 года.

Китай обеспечен своим аллюминием, поэтому редко его импортирует, только если для него это выгодно.

Когда цены на LME упадут ниже Шанхайской фьючерсной биржи (SHFE), арбитраж будет благоприятным для импорта в Китай.

К концу августа цена алюминия на SHFE была выше контракта на LME. Самый активно торгуемый контракт на SHFE с поставкой в ​​октябре последний раз заключался за 21 390 юаней (3311 USD) за тонну 31 августа, что близко к самому высокому уровню с августа 2008 года.

Сильный спрос на фоне дефицита предложения поддерживает рынок

Цены на алюминий поддерживаются не только перебоями с поставками в Китае. На них благоприятно влияет и высокий спрос в остальном мире.

20 июля брокер LME Sucden Financial заявил: «Спрос на алюминий остается высоким, книги заказов заполняются в основных регионах-потребителях, поскольку строительство, производство и промышленность возобновляются и развиваются».

Как показывают данные, опубликованные в июле Европейской ассоциацией производителей автомобилей (ACEA), регистрация легковых автомобилей в Европейском союзе выросла в первой половине этого года до 5,36 миллионов единиц, что на 25% больше по сравнению с тем же периодом 2020 года.

Несмотря на рост продаж новых автомобилей, ACEA заявила, что спрос «все еще на 1,5 миллиона единиц ниже объема до пандемии COVID-19, который был зафиксирован в течение первых шести месяцев 2019 года».

Регистрация коммерческих автомобилей в ЕС также выросла на 36,9% в годовом исчислении до одного миллиона единиц, причем спрос в значительной степени обусловлен странами Центральной Европы, сообщила ACEA в июле.

Рост фрахтовых ставок на фоне нехватки контейнеров также привел к росту стоимости доставки алюминия в этом году, что привело к увеличению времени ожидания доставки для потребителей, и, соответственно, к ограничению поставок на европейский рынок, добавили в Sucden Financial.

Европа импортирует первичный алюминий из России, Канады и Африки, а транспортные расходы из этих регионов увеличивают затраты на торговлю алюминием.

По данным агентства по оценке цен Argus Metal, спотовый рынок алюминия для оперативной поставки в течение лета был спокойным, так как большинство потребителей планируют заранее и покупают алюминий на четвёртый квартал 2021 года и первый квартал 2022 года.

Рост объемов переработки алюминиевого лома для удовлетворения 50% спроса к 2050 году

Алюминий – один из самых перерабатываемых материалов. По данным IAI, поступление лома после потребителя происходит из трех основных источников – упаковки, транспортных средств и зданий и сооружений. В 2019 году мировое использование алюминиевого лома достигло рекордных 20 миллионов тонн – впервые с тех пор, как IAI начала регистрировать данные 70 лет назад.

Марлен Бертрам, директор IAI, сказал: «Ожидается, что в 2050 году спрос на алюминий вырастет примерно на 80%, и по прогнозам IAI, переработанный алюминий сможет удовлетворить половину этого спроса».

«Благодаря амбициозным целям по сбору использованных банок для напитков и усовершенствованным технологиям переработки фольги этот показатель может быть даже выше».

Итак, что говорит долгосрочный прогноз цен на алюминий?

Прогноз цен на алюминий: что дальше

Повышенный спрос в сочетании с ростом транспортных расходов улучшил прогнозы цен на алюминий. Еще в мае консалтинговая компания Fitch Ratings повысила среднюю целевую цену на металл на 2021 год с 1950 до 2200 USD за тонну.

Но анализируя готовые прогнозы цен, важно помнить, что они могут быть ошибочны. Поэтому перед принятием инвестиционных решений стоит проводить собственный анализ.

Источник

Что будет с алюминием в будущее

МОСКВА, 21 дек — ПРАЙМ, Наталья Карнова. История Самарского металлургического завода (сейчас входит в Arconic), приобретенного компанией Alcoa 15 лет назад, является ярким примером успешного сотрудничества российского и американского бизнеса. За эти годы компании удалось стать лидером рынка, усовершенствовать технологии, уделяя при этом особое внимание экологии и безопасности труда. О том, как Арконик СМЗ справляется с трудностями, коснувшимися в 2020 году каждого, и завоевывает позиции на рынке, рассказал в интервью «Прайм» президент компании в России Максим Смирнов.

— Максим Юрьевич, с момента приобретения СМЗ (сейчас входит в состав самостоятельной компании Arconic, ранее представлявшей собой ряд бизнес-подразделений Alcoa) компанией Alcoa в 2005 году прошло уже 15 лет. За эти годы предприятию удалось как сохранить имевшийся потенциал, так и развить новые технологичные направления. Расскажите о переменах, произошедших за эти годы — как изменилась динамика и направление ваших инвестиций, какие показатели были достигнуты?

— Безусловно, преимуществ принадлежности к крупной международной корпорации много. Но главное, на мой взгляд — не столько доступ к финансированию инвестиций, сколько возможность использовать наилучшие существующие технологии и применять самые современные подходы к организации производственных процессов. Основатель Alcoa, предшественницы Arconic, Чарльз Мартин Холл более 130 лет назад изобрел и запатентовал производство алюминия для различных отраслей промышленности, и все последующие годы компания развивала и совершенствовала свой опыт. Возможность его использовать дает огромное преимущество в конкуренции — ведь, выходя на мировой рынок, предприятие продает не только продукцию, но и качество сервиса, которое клиенты привыкли получать вне зависимости от «прописки» контрагента.

Именно доказавший эффективность на глобальном рынке способ организации производства, который привнесла материнская компания, во многом помог нам занять лидирующие позиции и в России. Ну и, конечно, объем инвестиций впечатляет: за 15 лет компания вложила в модернизацию и расширение СМЗ около 500 миллионов долларов. Из них порядка 10% было вложено в экологию и охрану труда. Результат не заставил себя ждать: уже в 2011 году наше российское подразделение было отмечено премией Национального совета по безопасности труда США (National Safety Council) за то, что уровень травматизма на нашем предприятии был вдвое ниже, чем в среднем по американской промышленности.

Благодаря инвестициям Arconic была значительно расширена и модернизирована производственная линейка. Теперь мы являемся важным мировым производителем баночной ленты для напитков. Осваивать этот продукт завод начал и раньше, но Arconic серьезно вложился в имевшееся на тот момент оборудование. В частности, была поставлена линия лакирования, которая по своим техническим показателям до сих пор является одной из самых передовых в Европе. В результате сегодня на европейском рынке мы находимся на четвертом месте по объемам поставки баночной ленты.

— После сделки с Alcoa завод назывался Алкоа СМЗ, теперь Арконик СМЗ. В чем суть произошедших корпоративных изменений и как они повлияли на деятельность завода в Самаре?

— Сама по себе смена названия никак не сказалась на деятельности предприятия. Это была чисто корпоративная история, связанная с решением менеджмента головной компании разделить добычу и переработку. Дело в том, что со времен основания Alcoa была типичной ВИНК, включавшей весь производственный процесс от добычи бокситов до производства полуфабриката для разных отраслей. Но, поскольку акции компании торгуются на открытом рынке, инвесторы и аналитики стали испытывать трудности с ее оценкой — ведь экономические циклы и прогнозы будущего роста или падения в добывающих отраслях и в переработке, данные по добыче и переработке существенно отличаются. Чтобы дать инвесторам больше прозрачности и предсказуемости, было принято решение разделить компанию — под брендом Alcoa осталась добыча сырья и производство первичного алюминия, а компания по переработке и производству алюминиевых полуфабрикатов получила название Arconic.

— Насколько важен для СМЗ факт принадлежности к глобальной корпорации? Дает ли это дополнительные возможности для развития, привносит ли новые ценности, меняет ли внутреннюю культуру?

— Возможности технологического трансферта я уже осветил, хотелось бы подробнее остановиться на идеологии и бизнес-модели. Arconic использует свою бизнес-систему, основанную на идее «бережливого производства» компаниии Toyota и переработанную под потребности нашего бизнеса. Она предполагает вовлечение сотрудников в процессы на всех этапах производственного процесса с целью непрерывного повышения эффективности. Это касается как высшего менеджмента, так и рабочих у станка. Мы стараемся привить всем отношение к предприятию, как к их собственности в определенной мере, и, со своей стороны, непрерывно показываем, что безопасность работников является непреложной ценностью для компании. Переработка алюминия — это работа с расплавленным металлом, поэтому создание безопасных условий труда и забота о работниках всегда должны быть ключевым приоритетом. Каждая встреча, будь то заседание совета директоров или рабочая пятиминутка, начинается именно с вопросов охраны труда.

Сейчас эта тема выходит на новый уровень — мы обучаем наших сотрудников не только следить за своей безопасностью, но и останавливать коллег или подрядчиков, если в их работе присутствует риск или есть опасность поломки оборудования, нарушения установленного процесса. Звучит, возможно, странно, но за остановку производства из-за риска для людей мы поощряем работников, как материально, так и морально. Ведь человеческая жизнь ценнее бизнеса.

— Насколько существенным оказалось влияние пандемии COVID-19 на отрасль в целом и работу СМЗ в частности?

Пандемия испортила нам сразу два юбилея. В этом году мы отмечаем 15-летие создания российского предприятия Арконик и 60 — летие образования Самарского завода. Конечно, готовили масштабный праздник, собирались пригласить заказчиков и партнеров, но из-за карантинных мер сделать этого не смогли.

Если же серьезно, по моему мнению, нам удалось пройти кризис относительно безболезненно. Еще в конце марта мы установили на предприятии жесткую систему контроля — у всех входящих на завод измеряем температуру и при малейшем сомнении отправляем к врачу. Все работники снабжены средствами индивидуальной защиты, по возможности минимизировано пребывание в закрытых помещениях, а офисный персонал по мере возможности переведен на удаленку.

Никаких экономических последствий пандемии мы не ощутили: СМЗ по-прежнему работает в круглосуточном режиме, не снижая выпуск продукции, все работники получают зарплату в полном объеме.

— Как меняются тренды и особенности развития металлургической отрасли в России? Влияет ли на нее смена экономических циклов и предпочтений потребителей?

— На глобальном рынке сегодня возрастает конкуренция, главным образом, за счет наращивания мощностей Китаем. С ним нам приходится конкурировать на всех рынках, в том числе, на российском. Рост предложения ведет к ценовой конкуренции и повышает требования к качеству продукции. И, конечно, соблюдение сроков поставки и последующая техническая поддержка заказчика — важные конкурентные преимущества.

В последнее время в международной торговле мы видим много примеров изоляционизма — повышают пошлины на поставки продукции из других стран на свои рынки, вводят квотирование поставок. Это фактор, с которым мы тоже вынуждены считаться. Помогает уникальность нашего предприятия: Самарский завод обладает широкой линейкой оборудования, которая позволяет производить практически любую номенклатуру продукции из алюминиевых сплавов — прокат, экструзию, кузнечную. А за последние годы мы добавили в свой портфель еще и полуфабрикаты из титана. Наша продукция поставляется в самые разные отрасли промышленности, и если в одной спад, то мы преодолеваем последствия за счет увеличения поставок в другом месте.

Например, на фоне спада потребностей авиации в алюминии — а из-за коронакризиса производство самолетов значительно снизилось — мы нарастили поставки той же ленты для алюминиевых банок. Потребность в ней возросла на фоне карантина: люди больше времени стали проводить дома и заказывать продукты в упаковках. Так, лавируя между индустриями, нам удается сохранить объемы производства на стабильном уровне.

— У вас много клиентов как в России, так и за рубежом. Как складываются ваши отношения с основными заказчиками, прежде всего в таких наукоемких сферах как судостроение, автопром, авиастроение, как меняются их запросы и ваши предложения?

— Мы исповедуем философию поддержки заказчика и после того, как поставки завершились. Наши специалисты всегда придут на помощь, если возникают проблемы, своих мы не бросаем. Это серьезное конкурентное преимущество на внутреннем рынке, так как зарубежный поставщик далеко не всегда способен предложить такие условия, оперативно выехать к клиенту.

Конечно, мы стараемся продвигать инновации, новые продукты. Это не всегда просто, поскольку мы все же работаем в сфере b2b и не можем напрямую влиять на конечного потребителя. Приходится идти с нашими клиентами к их клиентам и рассказывать о преимуществах алюминия перед традиционными материалами. Характерный пример — появление алюминиевых хопперов-минераловозов. Это железнодорожные вагоны, которые в США делают из алюминия, а у нас из стали. Около десяти лет назад мы вместе с производителями начали объяснять заказчикам преимущества алюминиевых вагонов, и в прошлом году наш клиент уже выпустил на рынок первую партию. Все это непросто, но только так мы можем выйти в новые сегменты и предложить продукцию, которой пока нет либо в России, либо вообще нигде в мире. Здесь нам также очень помогает опыт нашей материнской компании, ведь легкие алюминиевые листы и экструдированные решения Arconic уже применяются в производстве автомобилей ряда брендов по всему миру.

А вот в автопроме мы пока не так сильно продвинулись. У большинства мировых производителей в линейке уже есть модели с алюминиевыми кузовами, но в России пока таких не делают. Для нас это очередной горизонт — пытаемся убедить локальных производителей и чиновников, ведь речь идет в том числе и о регулировании отрасли.

— Какое место сейчас, на ваш взгляд, занимает Арконик СМЗ в российской металлургии, в чем ваши отличительные особенности и уникальность? Партнерство с какими отраслями для вас сейчас предпочтительнее?

— На российском рынке не так много производителей алюминиевого полуфабриката, и мы на сегодняшний день — лидеры по объему. Я уже упоминал, что у нас есть продукция, которую не делает никто, уникальное оборудование, оставшееся еще с советских времен и серьезно модернизированное. Например, это кузнечный пресс весом в 75 тысяч тонн для штамповки крупных деталей в авиационной и космической промышленности. В России он есть только у нас, и мы это, разумеется, используем. И, конечно, наша гордость — высококлассные специалисты, которые в состоянии решить самые сложные задачи.

— Как вы оцениваете экспортный потенциал СМЗ, что делается в этом направлении?

Что будет с алюминием в будущее— На сегодняшний день мы экспортируем порядка 30% продукции, и спектр наших партнеров весьма широк — от стран Юго-Восточной Азии до США и Европы. Как я уже говорил, глобальный рынок — высококонкурентный, и для того, чтобы выигрывать на нем, нужно стараться. Мы используем как связи нашей глобальной материнской компании, так и собственные наработки. Но, конечно, если бы наша продукция не соответствовала самым высоким мировым стандартам качества, мы не смогли бы получить такую долю рынка. Вообще экспортное направление для нас очень перспективно с точки зрения дальнейшего развития. Ведь российский рынок в любом случае ограничен, а за рубежом есть возможности расти.

— Расскажите о наиболее актуальных современных трендах в металлургии. Внедряются ли они, в том числе, на заводе в Самаре? Или носят перспективный характер?

— Главный тренд последнего времени — устойчивое производство и экологичность, и этот тренд будет усиливаться и развиваться. В частности, покупатель во всем мире, приобретая пиво или газированные напитки, все чаще предпочитает упаковку из алюминия, как наносящий меньший вред окружающей среде. Этот заказ он транслирует поставщикам напитков, а те, в свою очередь, производителям тары. Так, по цепочке, он доходит до нас, и мы этот спрос удовлетворяем.
Тренд на использование алюминия сегодня распространяется и на другие отрасли, например, автомобилестроение. Движущим мотивом здесь тоже является снижение веса, сокращение выхлопа, увеличение срока службы и пригодность материала к вторичной переработке, т.е. минимизация ущерба для окружающей среды.
Хочу напомнить, что более 70% алюминия, добытого с момента начала производства, по сей день находятся в обороте. Его можно перерабатывать бесконечно, нанося минимальный вред экологии. Поэтому алюминий — настоящий металл будущего, до тех пор, пока не придумают ничего лучшего.

— Каков вклад СМЗ в решение экологических проблем Самары?

— Я уже упоминал, что на решение экологических проблем мы потратили около 40 миллионов долларов. Одним из последних примеров стала реконструкция насосной станции, в результате которой мы можем регулировать потребление и напор воды, снижая таким образом ее расход. В целом за 15 лет потребление хозяйственно-питьевой воды сократилось на предприятии почти в 3 раза, при том, что объемы выпуска продукции непрерывно растут.

Если оперировать точными цифрами, то за последние 15 лет мы более чем в два раза снизили удельное потребление энергоносителей, что очевидно снижает нагрузку на окружающую среду. Внедрение инструментов бережливого производства предполагает, в том числе, регулярный контроль за состоянием оборудования и его чистку, также должно способствовать снижению рисков утечки смазок и масел, которые могли пропустить в другой ситуации.
Как результат наших усилий в 2017 году Арконик СМЗ стал победителем регионального конкурса «Эколидер», организованного правительством Самарской области, в номинации «Промышленный гигант».

— И при этом вы еще и являетесь одним из значимых налогоплательщиков региона?

— В Самарской области, конечно, есть налогоплательщики крупнее, но уверен, что в десятку лидеров по отчислениям в местный бюджет мы все эти годы входим. За последние 5 лет, по мере того, как развивается бизнес, отчисления в региональный бюджет увеличились в 2 раза.

— Как вы решаете проблемы с подготовкой высококвалифицированных кадров? Занимаетесь ли вы этим сами или вас устраивают специалисты, закончившие местные вузы?

— На нашем заводе есть центр, где проходят обучение все новые сотрудники и периодически переобучаются действующие. Он способствует формированию единого подхода и приверженности корпоративной идеологии. Однако подготовку специалистов разного уровня и специализаций мы сами, конечно, не осилим. Поэтому работаем с образовательными учреждениями, готовящими специалистов по нашему профилю — это и Самарский университет, и Самарский металлургический колледж, где обучают рабочим специальностям, и московский МИСиС. Поддерживаем их через гранты, на которые покупают оборудование для лабораторий, выплачивают стипендии студентам. Мы приглашаем студентов к себе на практику и, конечно, рассчитываем на них, как на молодых специалистов.

— Как все эти годы складывались ваши отношения с государством, как решались проблемы при их возникновении? Что вы можете сказать о поданном против СМЗ иске ФАС, в чем заключается его суть?

— Мне кажется, отношения с государством нам с самого начала удалось выстроить правильно. Это касается как местных, так и федеральных структур, с которыми мы работаем напрямую и через различные отраслевые объединения.

Что касается иска антимонопольной службы, то их претензии, на наш взгляд, не обоснованы и базируются в определенной степени на недоразумении. По ФЗ №57 об иностранных инвестициях в стратегическую отрасль ФАС должна быть уведомлена о существенных изменениях в акционерной структуре подотчетных компаний. Специалисты ведомства посчитали, что таким изменением стало якобы установление косвенного контроля одним из миноритарных акционеров США над нашей головной компанией. Речь идет об инвестфонде Elliot, который приобрел порядка 11% акций в бывшей материнской компании «Арконик СМЗ». Elliott — миноритарий, который не может непосредственно влиять на стратегию Arconic, поскольку она формируется руководством компании и контролируется независимым Советом директоров. Здесь в России мы никоим образом не ощущали факт владения им акциями компании. Мы пытаемся донести эту позицию антимонопольному ведомству и надеемся, что недоразумение будет устранено.

— Какими вы видите перспективы российско-американского делового сотрудничества, учитывая смену власти в Вашингтоне? Можно ли надеяться на смягчение риторики и развитие базовых условий для сотрудничества?

Устойчивые деловые связи и инвестиции в развитие бизнеса, пример которых в числе прочих демонстрирует на протяжение последних 15 лет наша компания, являются лучшим средством от периодического охлаждения в отношениях между странами. Это должно помочь если не полностью избежать, то, по крайней мере, существенно снизить зависимость от того, какие администрации находится у власти в наших странах и какую политику в настоящий момент она проводит. Результаты работы Арконик в России видны, понятны, оценены контрагентами и отраслевым сообществом, а на рынке труда мы видим свою высокую востребованность как работодателя. Наша эффективность — главная гарантия того, что и в дальнейшем бизнес продолжит развиваться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *