Что будет с ворами в законе в россии

«Воры уже не хотят тюремной романтики» В России объявили войну криминальным авторитетам. На что они готовы, чтобы остаться на свободе?

Что будет с ворами в законе в россии

Кадр: фильм «Сибирское воспитание»

В конце января стало известно, что воры в законе нашли способ избежать наказания за статус лидера преступного сообщества, появившегося в Уголовном кодексе в 2019 году. Криминальные боссы теперь идут на хитрость и публично отрекаются от своих воровских титулов, чтобы избежать тюрьмы. Однако в преступном мире все знают, что эти отречения — лишь видимость, уловка, призванная обмануть следственные органы, а потому положение воров в законе после таких заявлений никак не меняется. Об этой и других тенденциях, которые появились за последнее время в воровском мире России и стран бывшего СССР, «Ленте.ру» рассказал известный криминалист, подполковник милиции в отставке Михаил Игнатов.

«Для вас я не вор»

«Лента.ру»: Публичное отречение от воровского титула, да еще перед представителями власти, еще недавно считалось абсолютно неприемлемым и позорным поступком. Как ворам в законе удалось изменить эту практику?

Михаил Игнатов: Все договоренности в воровском мире происходят на сходках. После того как в апреле 2019 года в УК РФ появилась статья 210.1, которая ввела наказание за занятие высшего положения в преступной иерархии, естественно, от воров в законе пошла ответная реакция.

Что будет с ворами в законе в россии

Что будет с ворами в законе в россии

В свое время в Грузии при президентстве Михаила Саакашвили уже был реализован похожий сценарий с антиворовским законом. Криминальные авторитеты поняли, что теперь и в России их будут хватать и сажать за принадлежность к воровской касте. Но российские воры в законе были готовы к этому.

Если раньше у авторитетов на камеру спрашивали про их статус, чаще всего можно было услышать, как они с гордостью признавались, что являются ворами в законе. Говорили «я — вор!» так, как будто они не воры, а академики. А сейчас времена изменились. Теперь они ведут себя скромней и отвечают так: «Для вас — я не вор, а те, кому надо, и так все знают».

Вот такой уклончивый ответ. Фактически через него авторитет отрекается от статуса. Я на тех сходках не присутствовал, но, видимо, среди воров была достигнута договоренность, что они свой титул отныне не афишируют. И теперь если у авторитета на камеру спрашивают, является ли он вором, тот может ответить «нет» — и это не будет считаться отречением в преступном мире.

Кстати, одним из первых эту новую форму защиты в 2019 году опробовал подмосковный вор в законе Олег Мухаметшин (Муха Люберецкий), который на камеру якобы публично отрекся от титула. Но в воровском мире никаких санкций к нему за это не применили. Фактически воры поняли, что такая форма защиты «прокатила», — и ее взяли на вооружение.

А в Грузии у воров тоже была такая договоренность?

Когда авторитетов там стали пачками задерживать и сажать, они тоже бравировали своим статусом. И если вор в законе хотел избежать уголовной ответственности, то он должен был публично отречься от титула. Причем запись с отречением оставалась в МВД и после того, как вор освобождался от ответственности. Если же он отказывался отрекаться, то получал пять лет.

К слову, такой же суровый подход к ворам в законе практикуют и в Белоруссии

Как только там появляется вор, он тут же садится в тюрьму — неважно, за что. В Белоруссии у воров под ногами горит земля, поэтому они в основном бегут оттуда. Лукашенко четко сказал: «Мне никаких воров в республике не нужно». А потому там никто с ними не церемонится.

В России тоже кто-то ведет учет воров в законе?

Конечно. Раньше этим занимались структуры по борьбе с организованной преступностью — а теперь эти функции переданы оперативным службам в составе уголовного розыска. Ведется учет и картотека, где время от времени появляются новые лица — и воры в законе, и положенцы, предыдущая ступень в иерархии. За всеми ними ведется наблюдение.

Существует какая-то процедура коронации, или воры просто собираются на сходку и голосуют?

Определенный порядок тут существует. Сама процедура коронации в воры в законе у меня ассоциируется с приемом в КПСС. Кандидату нужны три рекомендации уважаемых в преступном мире людей и пройденный «испытательный срок» — похожее условие было и при вступлении в партию. Там год человек ходил в кандидатах: его проверяли на предмет того, достоин ли он стать коммунистом.

То же самое и в воровском мире, только человека признают не кандидатом, а положенцем. В этом качестве он должен проявить себя, показать свою незапятнанную репутацию и преданность воровскому движению. И только потом, на сходке, положенца посвящают в воры в законе.

Что будет с ворами в законе в россии

Но все эти правила коронации довольно условны. Авторитеты встретились, «побазарили», приняли решение и разошлись — никто протоколов не пишет. Ни в одном официальном документе вы не найдете информации о том, что конкретный человек является вором в законе.

Когда я работал в Региональном управлении по борьбе с организованной преступностью (РУБОП), у нас была оперативная информация, например, что планируется сходняк. Раньше воры любили устраивать их в каких-то пафосных местах Москвы, а мы их разгоняли.

Потом воры поняли, что в столице опасно, и стали проводить сходки за ее пределами

Некоторые вообще собирались в чистом поле, в лесу, куда постороннему и силовикам сложно добраться или подойти незамеченными. А другие проводили собрания за границей — как правило, в Турции или Испании. Воры собирались там в шикарных отелях под видом туристов, а местная полиция ни о чем даже не догадывалась.

«Воры в законе стараются защитить себя»

Как со временем меняются воровские понятия?

Воры в законе 30-х годов, 80-х годов и наших дней — это три большие разницы. Ворам прошлого и не снились блага воров сегодняшних. Раньше традиционно считалось, что у вора не должно быть ни дома, ни семьи.

По сути, вор — он же кто? Бродяга. Его удел — тюрьма: на свободе побыл немножко и опять за решетку, «наводить движуху», как сами воры говорят. Вор должен помогать арестантам, обеспечивать порядок за решеткой и не допускать там беспредела — а потому большую часть своей жизни он должен находиться в местах лишения свободы. Какой уж тут дом и семьи!

Что будет с ворами в законе в россии

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Ни у кого из воров раньше не было не то что бизнеса — обычной работы. Не было никаких привязанностей. Вора отличала готовность в любой момент спокойно отправиться в тюрьму или в лагеря. А там, за решеткой, его обязанностью было прививать арестантам воровские законы и понятия.

По сути, вор в местах лишения свободы привлекал в преступный мир новых участников, пополнял его, делая из обычных хулиганов матерых уголовников

Но сейчас все изменилось. Жизнь не стоит на месте, и преступный мир тоже меняется с течением времени. Нынешние воры избегают тюрьмы, не хотят этой тюремной романтики. У них есть роскошные дома — такие, например, как у Захария Калашова (Шакро Молодой).

Сегодня у воров есть жены (пусть порой и неофициальные) и дети. Они ведут бизнес, зарабатывают деньги, а значит, им есть, что терять тут, на свободе. Поэтому сегодня воры в законе стараются защитить себя и для всего остального мира, СМИ и правоохранительных органов представляются обычными гражданами.

Зато тюремная романтика привлекает подростков. Чтобы помешать им стать частью преступного мира, в России запретили движение «Арестантское уголовное единство» (АУЕ, признано экстремистской организацией и запрещено в РФ).

«Честные опера переходили к ворам»

В России появилось такое явление, как «системные» воры в законе, которых силовики не трогают. Откуда у этих авторитетов иммунитет от уголовного преследования?

В то время, когда я работал в милиции, у нас не было неприкасаемых — зато было много воров в законе, арестованных за те или иные преступления. Но у оперативников есть такие люди, которые являются их глазами и ушами в криминальном мире. Возможно, именно к такой категории и относятся «системные» воры в законе.

Но сегодня мы наблюдаем, как задерживаются сотрудники правоохранительных органов, в том числе высокопоставленные, которые пытались строить нелегальный бизнес вместе с ворами в законе и брали от них взятки.

Вот это я никогда и никому из правоохранителей не советовал бы делать

У воров есть свои законы и понятия. И если один из них когда-то дал оперативнику взятку — неважно сколько, начиная от рубля и заканчивая миллионом долларов, то такой опер у вора «с руки съел». А значит, вор вправе управлять им, как угодно.

И если такой опер скажет вору, мол, кто ты такой, чтобы мной командовать? Вор ему ответит: «А ты забыл, с чьей руки жрешь? Ты теперь — ссученный мент, и ты у меня в кармане».

И в этой ситуации силовик ничего уже сделать не сможет: он фактически попал под полный контроль вора в законе

Поэтому опер не имеет права взять от вора даже копейку — лучше с голоду умирать, но не иметь с ними никаких товарно-денежных отношений. Вот яркий пример Дрыманова и Никандрова [бывшие руководители московского управления Следственного комитета России (СКР), осужденные за получение взяток от представителей Шакро Молодого, — прим. «Ленты.ру»].

Источник

Что будет с ворами в законе в россии

После предложения Владимира Путина об ужесточении борьбы с ворами в законе, внесенного в Госдуму, специалисты предрекают существенное ослабление отечественного криминала. Он не исчезнет, но перейдет в новую форму существования.

Сядут надолго

Лидеры преступных сообществ не на шутку встревожены инициативой президента. Ведь отныне правоохранителям не нужно дожидаться совершения преступлений со стороны «авторитетов», достаточно будет подтверждения их статуса в криминальном мире. По новым законам криминальному лидеру грозит срок заключения от 12 до 20 лет, а также штраф в размере до 5 млн рублей. В некоторых случаях возможен и пожизненный срок.
Согласно данным Министерства внутренних дел Российской Федерации, на сегодняшний день в стране насчитывается 432 активных «вора в законе», из них только 114 в местах заключения. 318 живут на свободе, в отношении 31 ведется следствие, 19 находятся в розыске. Цвет воровского сообщества собран в Московском регионе, Санкт-Петербурге и Краснодарском крае. По данным правоохранителей, подавляющее число российских воров – грузины, за ними следуют русские, на третьем месте армяне.
Наиболее опасным «законником», чья деятельность распространяется на Россию, считается азербайджанец Надир Салифов (Гули). Его состояние исчисляется миллиардами долларов. Главный источник его доходов – поборы с продовольственных рынков. Последнее время Гули активно «работает» на Украине и в Турции. По мнению экспертов, таким образом он готовит себе почву на случай притеснений в России.
Юристы выражают мнение, что привлечь предполагаемого лидера за его криминальный статус будет очень непросто. На основе одних лишь подозрений это сделать нельзя, необходимы свидетельские показания. Впрочем, как сообщают в информационном агентстве «Прайм Крайм», в разработке президентских нововведений участвовали специалисты профильного отдела ГУУР МВД России, которые знают толк в нюансах «воровского хода».

Опыт есть

Власти нашей страны не раз ужесточали меры в отношении лидеров криминального мира. После Великой Отечественной войны они инициировали «сучьи войны», в которых уголовники, отошедшие от воровского закона, скрестили ножи с теми, кто продолжал жить «по понятиям». Воры в законе в итоге одержали верх, однако их ряды значительно поредели.
Новый крестовый поход против криминала, организованный в хрущевские времена, еще больше прижал «авторитетов». Они утратили прежнее влияние на зоне, не могли в полную силу развернуться и на свободе. Только в 90-е годы организованные преступные сообщества стали вновь отвоевывать утраченные позиции.
Но есть и более свежие примеры борьбы с воровским миром. Речь о Грузии начала 2000-х, когда президент Михаил Саакашвили объявил криминальным авторитетам настоящую войну. Он сделал то, что намереваются осуществить нынешние российские власти – ввел наказание за обладание воровским титулом. За короткое время в тюрьмах оказалось до полусотни воров в законе: ведь сесть за решетку для «авторитета» оказалось менее предосудительно, чем отказаться от своего титула.
Впрочем, полной победы над воровским сообществом грузинский президент одержать не успел. Благодаря амнистии, объявленной после ухода Саакашвили, все криминальные авторитеты поэтапно были выпущены на свободу. Правда была и обратная сторона медали: в период гонений большинство грузинских воров переориентировали свою деятельность на другие страны – Турцию, Грецию, Францию, Италию.

Иметь или не иметь

Видимо чужбина ждет и российских «законников», которых не удастся привлечь к уголовной ответственности на родине. Периодически появляется информация об активности российских «крестных отцов» в Европе. Так в 2011 году в Риме прошла сходка воров из клана Тариэла Ониани (Таро), конкурировавшего на тот момент с группировкой Аслана Усояна (дед Хасан). Однако полицейские службы Евросоюза периодически отлавливают представителей «русской мафии». Более того, заграница подходит далеко не всем отечественным «законникам»: одни находятся в международном розыске, другие не в ладах с местными ОПГ.

Могут ли российские криминальные авторитеты пойти на сотрудничество с властями, чтобы облегчить себе дальнейшую жизнь? Специалисты в области российского уголовного мира отмечают, что такие вопросы обсуждаются только на сходках и только в моменты, когда речь идет о выживании всего воровского класса. Но очевидно, что этому будет препятствовать междоусобная вражда воровских кланов России.
Один из способов уйти от уголовного наказания – мимикрировать под законопослушного гражданина. На днях криминальный авторитет Алимжан Тохтахунов (Тайванчик) выразил свое недоумение президентской поправкой, объясняя это тем, что «преступные времена» уже прошли, бывшие воры стали бизнесменами и уважаемыми людьми.
Политический обозреватель Олег Бессмертный говорит, что бывшие лидеры ОПГ уже не матерые бандиты, а респектабельные люди, которые не убирают конкурентов, не «заказывают» свидетелей. «Преступная деятельность в современной России в значительной мере сосредоточена в сферах экономики, финансов и бизнеса», – заключает Бессмертный.

Действия российских правоохранителей демонстрируют, что и среди «уважаемых» людей они смогут вычислить преступника. Об этом говорят следственные дела, возбужденные в последнее время против российских чиновников. Наиболее свежий пример – арест сенатора Рауфа Арашукова, которого подозревают в организации преступного синдиката. Полковник госбезопасности в отставке Аркадий Яровой уверен, что такие меры заставят и других представителей российской элиты задуматься, «иметь дело с бандитами или нет».

Не уничтожить, так подчинить

Многие эксперты ставят под сомнение возможности новых мер, предпринимаемых президентом и правительством по борьбе с преступностью. Они считают, что организованная преступность – явление социальное, вызванное несовершенством общественного устройства. Можно конфисковывать имущество, сажать, расстреливать, но на место убывших будут приходить другие. Более того, в регионах криминал настолько сросся с властью, что нужно полностью менять чиновничий аппарат. Но кто даст гарантию, что новый представитель власти будет честнее?
Так или иначе, но влияние воров в России постепенно сходит на нет. Криминальные авторитеты становятся все более зависимыми от силовых структур. Информационное агентство «УРА.РУ», ссылаясь на опрошенных экспертов, отмечает, что «законники» все чаще вынуждены вступать в переговоры с правоохранительными органами и выполнять их условия. Эксперты не исключают, что власти могут оставить во главе воровского сообщества наиболее сговорчивого «авторитета», который и будет держать под контролем российский криминальный мир.

Некоторые исследователи в непростые для криминала времена прогнозируют масштабные войны между бандитскими группировками. Другие уверены, что ничего подобного не будет, так как в условиях потери своего влияния и сверхдоходов лидеры преступного мира начнут дорожить хрупким балансом – ворам ничего не останется, как жить в новой для себя реальности.

Источник

«Это начало конца для воровского мира» Отказ от воровских традиций, борьба за власть и суровые зоны: что ждет криминальный мир в 2021 году

Что будет с ворами в законе в россии

Фото: Марина Круглякова / «Коммерсантъ»

В конце ноября люди из окружения главного вора в законе Азербайджана Надира Салифова, известного в криминальных кругах как Гули, рассказали, что причиной его убийства стала месть за отрезанное ухо. Расстрел Гули стал одним из самых громких событий 2020 года в криминальном мире. Но были и другие: воры в законе устраивали жестокие разборки, боролись за власть и отрекались от воровских традиций, чтобы не получить 15 лет тюрьмы по новой статье, внесенной в Уголовный кодекс специально для борьбы с преступными авторитетами. О том, что важного и интересного произошло в уходящем году в мире криминала и что ждет его дальше, «Ленте.ру» рассказала редактор информационного агентства (ИА) «Прайм Крайм» Виктория Гефтер.

«Лента.ру»: Что важного произошло в криминальном мире в 2020 году?

Виктория Гефтер: Похоже, в 2020 году начался конец воровского мира, каким мы его знали: причиной стала пресловутая «антиворовская» новелла в Уголовном кодексе [статья 210.1 УК РФ («Занятие высшего положения в преступной иерархии») — прим. «Ленты.ру»].

Что будет с ворами в законе в россии

Что будет с ворами в законе в россии

Воры перестали вести себя как воры, потому что отныне все, сказанное ими, может быть использовано против них. Сейчас эта статья работает достаточно эффективно, но избирательно. Пока в полной мере она не затронула ни одного вора первой величины. Правда, в 2021 году полиции предстоит улучшить нынешние показатели и работать в этом направлении эффективнее.

Поэтому в зоне риска окажутся все, кто состоит на учете как вор в законе. Это всего лишь вопрос времени при наличии политической воли, если она сохранится. При этом эмиграция для воров — не выход из положения: международный розыск осложнит жизнь где угодно.

Получается, для воров настали по-настоящему тяжелые времена?

Да, и эта тенденция со временем будет усиливаться. Едва ли власти ограничатся одними только приговорами. Скорее всего, для воров в законе, которые не отрекутся от своих убеждений на стадии следствия, создадут закрытые тюрьмы специального назначения.

Там их будут содержать отдельно от основной массы заключенных и с особо пристрастным персоналом охраны. Это будет нашим ответом американской тюрьме Гуантанамо.

Что будет с ворами в законе в россии

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Отсидка в таком учреждении потребует напряжения всех физических и моральных сил, которых у современных воров может и не оказаться.

При этом у нынешних воров нет той мощной идеологической платформы [воровского кодекса], на которой стояли воры в середине прошлого столетия. А потому для них страдание за воровскую идею лишается какого бы то ни было сакрального смысла.

Не секрет, что есть «системные» воры в законе, помогающие властям контролировать преступный мир. Станет ли их больше?

Напротив, в последние годы силовики проводят политику вытеснения воров в законе за пределы России, поскольку их количество за время криминальных войн стало избыточным. Как показывает практика, чтобы держать ситуацию в преступном мире под контролем, вполне достаточно одного вора каждой национальности на всю страну.

В 2020 году СМИ писали о том, что воры в законе пытались устраивать бунты на российских зонах, чтобы взять их под контроль. Так ли это?

О бунтах, устроенных по указанию воров, мне ничего не известно. Единственный случай, который связывали с вором в законе Тюриком в исправительной колонии №15 (ИК-15) под Ангарском (Иркутская область), подтверждения не получил.

К слову, сегодня российские тюрьмы отданы на откуп чеченцам — так же, как рынки азербайджанцам. Чеченские «смотрящие» в местах лишения свободы — это устойчивый тренд нашего времени. Если власть найдет ворам в законе альтернативу в плане управления криминалом, то она будет из Чечни.

Как воровской мир отреагировал на гибель Надира Салифова (Гули) — главного криминального авторитета Азербайджана?

Високосный 2020 год унес жизни сразу 12 действующих воров, в том числе таких известных в России, как Константин Борисов (Костыль), Владимир Зятьков (Зятек) и Кахабер Парпалия (Каха Гальский). Два грузинских вора — Сачино Гегечкори (Сачино) в Санкт-Петербурге и Эмзар Джапаридзе (Кватия) в Греции — скончались от COVID-19.

Феномен Гули прекратился так же внезапно, как и возник, причем финал вора в законе был предсказуемым и закономерным. Долго гореть с такой яркостью оказалось не под силу даже ему. При этом после гибели Гули многие воры вздохнули с облегчением.

Что будет с ворами в законе в россии

Надир Салифов (Гули)

Он прошелся катком по самолюбию большинства криминальных авторитетов, которые думали, что представляют из себя что-то или претендовали на что-то до появления на криминальной сцене Гули.

Среди авторитетов ходили слухи, что на криминальный бизнес убитого Гули претендовал чеченский вор в законе Ахмед Домбаев (Шалинский).

Если у Гули и был бизнес, его унаследовал брат погибшего Намик Салифов (Бакинский). В этом плане Ахмеду Шалинскому ничего не светит. Правда, он активно действует в регионах. Чеченский вор в законе уже закрепил своих людей в Новосибирске и Томске, а сейчас присматривается к Челябинску и Екатеринбургу.

Кто сегодня остается лидером воровского мира?

Можно вспомнить Захария Калашова (Шакро Молодой). Правда, сегодня любой на месте Шакро охотно уступил бы свои «лидерские позиции», но ему, похоже, предстоит нести этот крест до конца.

Что будет с ворами в законе в россии

Захарий Калашов (Шакро Молодой)

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Или Мераб Джангвеладзе (Сухумский), который всегда был силен. А сейчас, ко всему прочему, его оппоненты лишились административного ресурса, которым обладал прежний лидер преступного мира Аслан Усоян (Дед Хасан), и сдулись даже без вмешательства Мераба.

Чтобы подкосить Сухумского, его сегодня пытаются столкнуть с Тариэлом Ониани (Таро). Так по старинной формуле divide et impera [с латинского — «разделяй и властвуй»] укрепляются «лидерские позиции» Шакро Молодого.

Одним из главных процессов 2021 года обещает стать суд над Олегом Медведевым (Шишкановым). Каким, по-вашему, будет его итог?

Что будет с ворами в законе в россии

Если кто-то из воров и поддерживает Шишкана, как это делают его друзья-артисты, то мне об этом неизвестно.

Каких событий в воровском мире стоит ждать в 2021 году? Будут ли новые конфликты, коронации?

С учетом того, что к воровской короне сегодня прилагается от восьми до пятнадцати лет по статье 210.1 УК РФ, желающий ее надеть должен быть настоящим фанатиком. При этом где-нибудь в Абхазии новые коронации вполне возможны.

Важа стал единственным вором в законе, нарушившим мораторий Шакро на новые коронации. А еще Важа Тбилисский коснулся чести воров в законе, находящихся в Греции, при поддержке ныне покойного Гули, и этот конфликт тоже может получить продолжение.

Между тем в Белоруссии спецслужбы поставили на паузу конфликт главного вора в законе страны Александра Кушнерова (Саша Кушнер) и Павла Алексеевича (Паштет). Со временем он продолжится. Если бы на исход этого противостояния принимались ставки, на победу Кушнера я бы не ставила. Максимум — на ничью.

Какое отношение у воров в законе к Новому году? Есть ли у них традиции — скажем, прощать врагов?

Насколько мне известно, традиции прощать своих врагов на Новый год у воров в законе нет. Но сама идея хороша во всякое время.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *