Что будет с байконуром после ухода россии

Улетит ли Россия с Байконура?

В рамках сотрудничества России и Казахстана на Байконуре требуются новые проекты, заявил 13 декабря российский вице-премьер Юрий Борисов по результатам заседания межправительственной комиссии по работе космодрома. За несколько дней до этого в Нур-Султане казахстанские чиновники с беспокойством отмечали снижение интенсивности эксплуатации Байконура и допускали возможность привлечения к проектам его развития зарубежных специалистов. При этом в последнее время всё чаще появляются сообщения о готовности России оставить эту стартовую площадку в пользу Восточного или даже Плесецка. Насколько Москве сегодня необходим Байконур и могут ли там появиться новые крупные игроки, попытался понять «Октагон».

Финансово-космический интерес

После заседания двусторонней комиссии Юрий Борисов отметил, что «важно наполнить наше сотрудничество новыми проектами, позволяющими с уверенностью говорить о длительном и эффективном использовании возможностей космодрома». В качестве примера одного из таких проектов зампред Правительства привёл создание космического ракетного комплекса «Байтерек». Он напомнил, что взаимная заинтересованность юридически закреплена в июле 2021 года, когда договор аренды был продлён до 2050-го.

Неделей ранее власти Казахстана выразили беспокойство в связи со снижением интенсивности работы Байконура: 6 декабря глава аэрокосмического комитета минцифры республики Баубек Оралмагамбетов заявил на брифинге, что нагрузка на космодром сильно упала, уменьшается число стартовых площадок. По его словам, там эксплуатируются два типа ракет-носителей – «Протон-М» и «Союз-2». Он также выразил надежду на успех совместного проекта «Байтерек» и модернизацию «Гагаринского старта» (площадки, с которой в 1961-м в космос отправился Юрий Гагарин).

Что будет с байконуром после ухода россииС пусковой площадки «Гагаринский старт» было запущено более 250 ракет. Фото: Joel Kowsky/NASA

Чиновник рассказал, что эксперты правительства ищут возможности развития Байконура с участием зарубежных консалтинговых компаний, знакомых с функционированием ведущих мировых космодромов. Республиканское руководство, по словам Оралмагамбетова, надеется, что будут выработаны «чёткие рекомендации, на основе которых появится дорожная карта по развитию комплекса». Он отметил, что развивать комплекс будут как по основному – пусковому – назначению, так и в плане космического туризма. Формат исследования предполагает анализ потенциала Байконура и расположенных вблизи него территорий на 10 лет.

Член-корреспондент Российской академии космонавтики (РАК) Андрей Ионин считает, что в заявлениях руководства Казахстана сквозит обеспокоенность финансовым вопросом.

– Не забудем, что Россия ежегодно перечисляет за аренду 115 миллионов долларов. Сумма немалая, и терять её нашим партнёрам, конечно, не хочется, – заявил он «Октагону». – Кроме того, Казахстан стремится встать в ряд развитых высокотехнологичных стран мира, а космос – один из механизмов достижения этой цели. Упускать такой потенциал, волею судьбы доставшийся казахстанской стороне, было бы неразумно.

Технофобия от непричастности

Следует напомнить, что космодром Байконур включает в себя стартовые комплексы девяти типов для запусков ракет-носителей, четырёх пусковых установок для испытаний межконтинентальных баллистических ракет, 11 монтажно-испытательных комплексов и другие инфраструктурные сооружения. В советский период это была основная отечественная площадка для запуска космических аппаратов. После распада СССР в 1990-е годы члены российского руководства даже высказывали намерение закрыть космодром, поскольку считали излишним поддерживать космическую отрасль на прежнем уровне. Согласно бытовавшему тогда в коридорах власти мнению, спутники дешевле и проще закупать на Западе. К счастью, позднее от этих намерений отказались.

Возможные изменения в жизни космодрома попытались оценить ещё в 2020 году на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», состоявшемся на Байконуре и посвящённом его 65-летию. Тогда эксперт-консультант Алматинской юридической корпорации Сергей Козлов напомнил, что ни у одной космической державы нет такой ситуации, как у России, которая не владеет территорией для запуска космических аппаратов. «У американцев, китайцев космодромы и стартовые площадки являются их собственностью», – отметил он.

Участники форума констатировали вспышки луддизма и технофобии в Казахстане, поскольку у жителей республики «мало чувство сопричастности к Байконуру».

Также обсуждались предположения, что Россия может покинуть площадку, для чего и развивает космодромы Восточный и Плесецк.

Андрей Ионин убеждён, что серьёзных оснований для таких подозрений нет:

– Пользователем Плесецка является Минобороны РФ – там решаются другие задачи и реализуются свои программы. Восточный же – космодром молодой, у него ещё всё впереди. Со временем туда, возможно, переместится пилотируемая космонавтика, но это произойдёт спустя годы.

Собеседник напоминает, что на Восточном к тому же не создано необходимой инфраструктуры, и когда там возникнут необходимые условия, сказать трудно.

Что будет с байконуром после ухода россииСтроительство второй очереди космодрома Восточный. Фото: «Роскосмос»

По мнению академика РАК, руководителя работ в области создания ракетно-космической техники Александра Железнякова, падение нагрузки на Байконур носит временный характер.

– Конечно, в течение последних двух лет на двустороннее сотрудничество РФ и Казахстана в этом направлении накладывает отпечаток и пресловутый COVID-19, – сказал он «Октагону». – Но в целом взаимодействие по Байконуру выгодно обеим сторонам, и никто в одночасье от него не откажется. Сколько именно оно продлится и в каком объёме – на это будут влиять множество факторов как политического, так и экономического характера.

Шейхи проторят путь к звёздам?

Беспокойство Казахстана объяснимо: если 25 лет назад на Байконуре было 18 стартовых комплексов, то сегодня их осталось только три. Планируется, что новый импульс космодрому придаст «Байтерек», на него в Нур-Султане возлагают серьёзные надежды.

– «Байтерек» имеет давнюю историю, ему уже более 15 лет, – напоминает Андрей Ионин. – Предполагаемые для запусков с него ракеты-носители менялись: сначала это был «Зенит», потом «Ангара», снова «Зенит». Сегодня Россия разрабатывает «Союз-5», решение по ней было принято после прекращения сотрудничества нашей страны с Украиной. Эта ракета делается на хорошо отработанных технологиях, она приемлема по цене и, главное, надёжна для космонавтов в любой нештатной ситуации.

Не исключено, что в ближайшее время на Байконуре появятся новые международные игроки. Намечается реализация кооперационного проекта стран Евразийского экономического союза по созданию большой платформы «Космические и геоинформационные технологии – продукты глобальной конкурентоспособности». Возможно, очень скоро с Байконура свой первый спутник отправит на орбиту Киргизия. Кроме того, как сообщил в интервью телеканалу «Хабар 24» российский посол в Республике Казахстан Алексей Бородавкин, к модернизации «Гагаринского старта» могут быть привлечены партнёры из ОАЭ, готовые вложиться в проект.

– Космические амбиции стран Ближнего Востока – ОАЭ, Саудовской Аравии и других – известны довольно давно, – напоминает Андрей Ионин. – Эти страны не так давно запустили в космос первые собственные спутники, хотя они были разработаны и собраны при активном зарубежном участии. Но их планы, несомненно, идут дальше.

По словам эксперта, сотрудничество с этими государствами и, конечно, с Казахстаном в использовании Байконура следует развивать:

– Космос является одним из лучших средств укрепления международного стратегического партнёрства. Можно привести пример МКС: правительства государств – участников проекта семь лет назад ввели в отношении РФ санкции, но в космосе мы по-прежнему неплохо сотрудничаем.

«Что касается Казахстана, то если мы хотим, чтобы республика оставалась нашим стратегическим партнёром, то надо теснее взаимодействовать в развитии Байконура».

Что будет с байконуром после ухода россииАлексей Бородавкин
чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Республике Казахстан

Что касается вероятности прихода на космодром третьей космической державы (в пользу этого выступают некоторые казахстанские эксперты), то Александр Железняков в такую возможность не верит:

– Слишком много средств потребуется вложить в Байконур, чтобы постоянное присутствие там могло кого-то заинтересовать. И думать, что некто другой может заменить там Россию, довольно наивно.

Источник

Восточный переворот Россия уходит из Байконура. Но продолжает вкладывать в него деньги

Что будет с байконуром после ухода россии

Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

В марте «Роскосмос» заявил об отсутствии планов строительства на Восточном стартового стола под ракету «Союз-5» («Иртыш»). Вместо этого госкорпорация допустила появление на дальневосточном космодроме стенда для проведения испытаний первой ступени перспективного носителя. Необходимость подобной установки объясняется созданием сверхтяжелой ракеты «Енисей». Соответствующее финансирование предполагается осуществлять в рамках развертывания инфраструктуры для ракет семейства «Ангара». В целесообразности подобных решений разбиралась «Лента.ру».

Новые партнеры

Контракт на создание «Союз-5» подписан в июле 2018 года. Головным разработчиком носителя стала ракетно-космическая корпорация «Энергия» (Королев), производителем — ракетно-космический центр «Прогресс» (Самара), разработка двигателей поручена научно-производственному объединению «Энергомаш» (Химки). «Затем начинаем работу по сверхтяжу. Это позволит мобилизовать всю ракетно-космическую отрасль, обновить ее и использовать наш мощный конструкторский и производственный потенциал», — заявлял генеральный директор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин.

Что будет с байконуром после ухода россии

Конструктивно «Союз-5» оказывается укрупненной версией советских (российско-украинских) средних ракет семейства «Зенит». Заявляемая стартовая масса двухступенчатого носителя составляет около 530 тонн, длина — 61,87 метра, диаметр — 4,1 метра. Первая ступень ракеты должна получить один двигатель РД-171МВ, практически неотличимый от РД-171М, но снабженный электронной конструкторской документацией. Вторая ступень будет оснащаться парой РД-0124МС — обновленной версией двигателя, используемого в «Блоке И» среднего носителя «Союз-2.1б». Максимальная масса выводимой на низкую околоземную орбиту с космодрома Байконур полезной нагрузки оценивается в 17 тонн.

Опционально «Союз-5» получит третью ступень (разгонный блок) ДМ-03 от ракет «Протон-М», предназначенную для довыведения космического аппарата на геостационарную орбиту. Заявляемый общий бюджет российско-казахстанского комплекса «Байтерек», предполагающего запуск «Союз-5» с Байконура (Казахстан), составляет 14,4 миллиарда долларов. В эту сумму входит 240 пусков, которые планируется осуществить в течение 40 лет. Старт «Союз-5» с Восточного, если и возможен, то не ранее 2028 года.

Первое летное испытание «Иртыша» должно состояться в 2022 году. К этому времени Казахстан, выступающий партнером России по проекту, должен на собственные средства переоборудовать пусковую площадку для «Зенитов» на Байконуре. Ракета «Союз-5» должна запустить на околоземную орбиту многоразовую «Федерацию» (в беспилотном режиме), изначально заявляемую в качестве замены действующих пилотируемых кораблей «Союз МС». Затем та же «Федерация» должна запускаться еще три раза (в 2023, 2024 и 2025 годах). В случае успеха летные испытания ракеты и корабля будут признаны завершенными. Все эти старты предлагается проводить с Байконура.

Ракетой всем

Зачем нужен «Союз-5», если аналогичные задачи могут решать ракеты «Союз-2»? Официальные лица выдвигают несколько причин в пользу целесообразности создания замены «Зенитам», которыми еще в СССР планировалось заместить семейство Р-7.

Во-первых, разработка носителя позволит поддержать потенциал конструкторов «Энергии» и «Прогресса». Во-вторых, таким образом будет задействован самый мощный в мире жидкостной ракетный двигатель РД-171МВ. В-третьих, получают шансы на возрождение проекты «Морской старт» и «Наземный старт», в настоящее время принадлежащие компании S7 Space. В-четвертых, именно в рамках «Союз-5» Россия запланировала продолжение сотрудничества с Казахстаном в космической отрасли. В-пятых, почему-то «Иртыш», а не какая-либо из ракет «Ангара», должен конкурировать с тяжелым носителем Falcon 9 американской компании SpaceX. В-шестых, действующие планы «Роскосмоса» предполагают запуск «Федерации» на «Союз-5». В-седьмых, «Иртыш» должен стать основой для российских сверхтяжелых ракет «Енисей» и «Дон».

Этот список можно продолжить еще несколькими пунктами. Однако уже имеющихся вполне достаточно, чтобы выразить сомнения в реализуемости заявляемых госкорпорацией планов. Если первые два положения, касающиеся вовлечения в проект конструкторов ракет и двигателей ради самого проекта, обычны для российской космической отрасли, что видно на примере семейства «Ангара», то остальные смотрятся странно.

Атлант не расправил плечи

Касательно перспектив «Союз-5» имеются несколько вопросов. Первый о роли в проекте S7 Space. С одной стороны, компания недовольна утвержденной «Роскосмосом» конструкцией ракеты, с другой — заявляет о разработке собственного носителя «Союз-7» (не путать с другим «Союз-7», она же — «Волга», разрабатываемая в качестве центрального блока «Енисея»), которая, однако, проходит не слишком успешно.

Что будет с байконуром после ухода россии

Пуск «Зенита» с «Морского старта»

В ноябре 2018 года теперь уже бывший генеральный директор S7 Space Сергей Сопов рассказал о бюрократии и незаинтересованности в партнерстве со стороны госпредприятий российской космической отрасли. По его словам, «Роскосмос» проигнорировал предложение компании на общую сумму 2,5 миллиарда долларов по заказу 50 единиц «Союз-5» с авансом на 10 ракет и опционом еще на 35 носителей. Сопов также отметил задержки с поставками комплектующих для ракет «Зенит-3SL», вызванные неспешностью российских властей. Потому неудивительно, что уже в марте стало известно, что S7 Space скорее всего совсем откажется от «Зенитов».

Что будет с байконуром после ухода россии

Стоит добавить, что после того как Рогозин возглавил «Роскосмос», из «Энергии» в S7 Space ушли ключевые разработчики «Союз-5» (Игорь Радугин) и «Федерации» (Николай Брюханов). После ухода из компании Сопова ее возглавила бывший руководитель ЦЭНКИ (Центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры) Рано Джураева.

В настоящее время в частной компании сформировалась альтернативная команда профессионалов, способная взять на себя компетенции госкорпорации, связанные с гражданской и коммерческой космонавтикой, в частности, запуск иностранных спутников и управление МКС. Последнее с высокой вероятностью может произойти, когда российская пилотируемая космонавтика совсем перестанет интересовать американцев и тем самым перестанет приносить доход. Еще большую долю неопределенности в ситуацию вносит трагическая гибель совладелицы S7 Group Наталии Филевой.

Вспоминая Украину

Другой момент, который вызывает скептическое отношение к «Союз-5», связан с Казахстаном. В проектах «Союз-5» и «Федерация» нет военной составляющей, и для их запуска, казалось бы, должен идеально подходить Восточный, заявляемый «Роскосмосом» в качестве «первого гражданского космодрома России». Вместо этого на Восточном строится площадка для запуска ракет «Ангара-А5», которая, конечно, не останется без внимания Минобороны.

Что будет с байконуром после ухода россии

Последний «Протон-М» с Байконура в интересах военных должен полететь в мае 2019 года. Сами эти носители, по всей видимости, перестанут летать к 2023 году. После этого на Байконуре должны остаться только действующие стартовые столы под «Союз-2» и «Сункар» (казахстанское название для «Союз-5»). Последний станет единственным, с которого будет возможен пуск «Иртыша», из-за чего возникает естественный вопрос о целесообразности новую ракету с новым кораблем запускать с космодрома, находящегося на территории иностранного государства. Здесь особенно поучительна ситуация с Украиной, текущий статус отношений России с которой сделал невозможным запуск ракет «Зенит».

Что будет с байконуром после ухода россии

Ракета-носитель «Протон» в цехе сборки в космическом научно-производственном центре имени М.В. Хруничева. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Стабильность текущих контактов России и Казахстана в космической отрасли поддерживается фактором МКС, в которой ведущая роль принадлежит США. Именно участие Соединенных Штатов делало возможным бесперебойную поставку различного рода украинских комплектующих, в частности, системы управления для ракеты «Союз-ФГ», с помощью которой американские (и российские) члены экипажа доставляются на околоземную орбиту. В 2020 году, когда НАСА сертифицирует пилотируемые корабли SpaceX Crew Dragon и Boeing Starliner, Москва и Нур-Султан потеряют своего арбитра в лице Вашингтона — третьей заинтересованной стороны.

Что будет с байконуром после ухода россии

Вероятно, «Роскосмосу» не нужен «Союз-5», и ракета может вовсе не полететь. Причин для этого достаточно. Это могут быть, например, трудности с казахстанской стороны, включая неготовность стартового стола для нее, за создание которого отвечает Нур-Султан, и ухудшение взаимоотношений с Москвой.

Другой причиной может быть неготовность к 2020 году «Федерации». В феврале Рогозин заявил, что перспективный корабль не имеет смысла использовать для регулярных полетов на околоземную орбиту, для чего предлагается по-прежнему запускать «Союз МС». Вместо этого «Федерацию» якобы планируется готовить для Луны, полет к которой потребует тяжелой «Ангары» или сверхтяжелого «Енисея», стартующих с Восточного.

В любом случае запуск «Союз-5» зависит от одновременного выполнения слишком большого числа факторов. При этом в случае неудачи у госкорпорации появится очередной повод перестать тратиться на пилотируемую космонавтику и направить еще большее финансирование в «Центр Хруничева».

Черная дыра

Что будет с байконуром после ухода россии

В апреле глава «Роскосмоса» во время посещения московского производителя «Протон-М» и «Ангара-А5» фактически признался в том, что «Союз-5» на метане в обозримом будущем был бы невозможен. По мнению руководителя госкорпорации, «метановый двигатель даст нам возможность многократного использования ракет-носителей», а создать такой силовой агрегат можно всего за «пару-тройку лет, но для этого нужны средства, которых пока нет», поскольку они вложены в программу финансового оздоровления «Центра Хруничева».

Что будет с байконуром после ухода россии

Стартовый комплекс на космодроме «Восточный». Фото: Сергей Мамонтов / РИА Новости

В настоящее время предприятие, позиционируемое как «один из мировых лидеров в области разработки и серийного производства крупногабаритных орбитальных модулей», неспособно не только произвести, но даже поменять многоразовые топливные баки на одноразовые у модуля «Наука», строящегося почти четверть века. При этом глава «Центра Хруничева» Алексей Варочко отчитывается, что долговая нагрузка предприятия за полгода благодаря государственным субсидиям снизилась более чем на 30 миллиардов рублей и достигла 84 миллиардов.

Что будет с байконуром после ухода россии

Крайне нелепым выглядит название ракеты «Союз-5», предложенное лично Рогозиным. Кроме того, что Иртыш — это грязнейшая река Сибири, которая таковой становится сразу в трех странах — Китае, откуда берет начало, Казахстане и России, нельзя не учитывать, что выбранное для конкурента американской Falcon 9 название, вообще говоря, труднопроизносимо для англоговорящих. Впрочем, иностранцам вряд ли потребуется произносить столь непривычные для себя слова, а россиянам к подобным решениям, отличающимся рациональностью и продуманностью, известными лишь их авторам, привыкать не приходится.

Ну а пока «Роскосмос» осторожно заявляет, что может в течение двух-трех месяцев перевести пуски грузовых кораблей с Байконура на Восточный. К пилотируемым стартам с дальневосточного космодрома можно подготовиться за полтора года, что потребует, кроме активной работы, 6,5 миллиарда рублей. Для этого необходимо всего лишь достроить башню обслуживания, открыть районы для приводнения корабля в Тихом океане на случай аварии и создать морские поисково-спасательные отряды.

Источник

Казахстан может «отнять» Байконур у России

В республике обсуждают вопрос о выводе «космического города» из-под аренды РФ. Что выиграют и что потеряют стороны, если это случится?

Что будет с байконуром после ухода россии

Странная ситуация складывается вокруг Байконура — первого и крупнейшего в мире космодрома, расположенного на территории Казахстана Напомним, что после распада СССР комплекс «Байконур», включающий в себя космодром и одноименный теперь город, перешел в ведение ставшей независимой республики, и Россия его арендует. Но на днях произошли «совпадения», говорящие о том, что Байконур может быть выведен из-под аренды России.

В частности, депутат сената Мурат Бактиярулы озвучил трудности, с которыми сталкиваются граждане Казахстана, проживающие в Байконуре, а потому предложил забрать его себе, оставив РФ только площадки для пуска космических ракет. (Трудности — это невозможность, например, для предпринимателей получать кредиты под залог земли и зданий — земля-то арендована Россией. Кроме того, в Байконуре действует практика двойного налогообложения.) На что вице-министр по цифровизации, оборонной и аэрокосмической промышленности Казахстана Марат Нургожин ответил, что вопрос о поэтапно выводе города из-под аренды уже рассматривается. По его словам, он уже, в предварительном порядке, устно обсуждался с руководством «Роскосмоса». «Это непростой вопрос, есть минусы и плюсы», — сказал чиновник.

Практически одновременно с этим сообщением Сенат — верхняя палата казахского парламента — ратифицировал протокол о внесении изменений в соглашение между РК и РФ о статусе города Байконур и порядке формирования в нем исполнительной власти — теперь в городке космонавтов будут функционировать 18 государственных органов власти Казахстана. В настоящее время в Байконуре проживает почти 76 тысяч человек, около 60% которых являются гражданами Казахстана, и 37% — России. Глава администрации города назначается указами президентов двух стран. Здесь функционируют российские госструктуры, в том числе, отвечающие за правопорядок. В общей сложности расходы России на космодром и город составляют около 10 миллиардов рублей в год.

Несмотря на это, инфраструктура города находится в плачевном состоянии, утверждает сенатор Бактиярулы, поскольку российская сторона якобы не выделяет денег на ремонтные работы. Более того, она так и не возместила ущерб, нанесенный окружающей среде падением ракеты-носителя «Протон» — а это более 13 миллиардов 600 миллионов тенге (примерно 2,3 млрд руб.). Правда, как выяснилось, проблемы, связанные с инфраструктурным развитием Байконура, российской стороной более или менее решаются, равно как и с освобождением бизнеса от двойного налогообложения. Но не уплывет ли от нее все же Байконур?

Такую возможность отрицает глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. Как сообщил он журналистам, вопрос вывода города из-под аренды не рассматривается хотя бы потому, что она, то есть аренда, недавно продлена до 2050 года. Глава российской компании также проинформировал, что во время посещения Казахстана он провел переговоры с президентом страны Касым-Жомарт Токаевым, в том числе, о будущем «Байтерека» (совместный космический проект РФ и РК), и имел с ним «очень внимательный, доброжелательный и ответственный разговор» на тему Байконура.

А что такое Байконур сегодня не только с точки зрения политики, а, собственно, развития космической отрасли? Как сказал Central Asia Monitor главный редактор журнала «Космические исследования и технологии» Нурлан Аселкан, Байконур — это «Детище великого государства, сегодня он во многом стал проблемным грузом и для Казахстана, и для России, которая взяла его в аренду. Парадоксально, но это связано не столько с тем, что космодром уже не нужен или устарел (хотя тут есть определенные сложности), сколько с тем, что он как раз таки незаменим. Проблема заключается в том, что решаемые сегодня Казахстаном и Россией космические задачи намного мельче, чем возможности Байконура».

По словам эксперта, российская космонавтика сегодня переживает не лучшие времена; в частности, в результате аварий «ушли» коммерческие пуски. «Но, — сказал собеседник издания, — Россия не сможет уйти с Байконура полностью до тех пор, пока осуществляется пилотируемая программа. Чтобы заменить пилотируемые корабли „Союз“, необходимо создать новую технику, чего они сделать сегодня не в состоянии».

Вместе с тем, полагает Аселкан, город Байконур следует открыть для казахстанских инвесторов, поскольку сейчас в нем ничего нового не строится. Те объекты космодрома, в которых Россия не нуждается, «необходимо в оперативном порядке готовить для передачи заинтересованным компаниям. Нужно находить партнеров и создавать условия, которые позволят эффективно работать на космодроме. Конечная цель — создание на его базе международного космического порта. Казахстан недавно получил в собственность объекты правого фланга Байконура. На завершающей стадии находятся переговоры с арабскими инвесторами относительно их участия в функционировании „Гагаринского старта“. Есть интерес и к другим объектам космодрома».

То есть «Сегодня совпадают два вектора. Россия не в состоянии содержать весь космодром и хотела бы избавиться от ненужного ей балласта. При этом есть организации, компании и страны, которые заинтересованы в их эксплуатации. И Казахстан должен найти механизм, который бы учитывал и увязывал интересы всех сторон. Возможности для этого есть».

Таким образом, получается, что Россия сама заинтересована в скидывании с себя части байконурской «обузы», хотя она и не уточняет, какой именно, и с чем конкретно это связано. Но готова ли она «уступить» Казахстану даже то, что для нее уже не представляет актуальности, однако бросает некоторую тень на ее космические амбиции, тянущие за собой также и амбиции политические?

Но, предположим, Россия уйдет из Байконура. Потянет ли Казахстан затраты на город, сохранение и преумножение того вклада, который он внес в развитие космической отрасли? Как подтвердил тот же Нурлан Аселкан, Россия ежегодно платит Казахстану за аренду Байконура 115 миллионов долларов, и в общей сложности, начиная с 1994 года, республика получила 2,7 миллиарда в валюте США. «Сумма, — признал эксперт, — более чем серьезная. Даже небольшой доли этих денег хватило бы на то, чтобы поддержать, оживить развитие отечественной космической отрасли. Однако этого сделано не было». И будет ли что-то сделано в этом направлении, если Байконур выведут из-под аренды России? А это уже вопрос государственной политики, не отличающейся, на сегодняшний день, внятностью в космической сфере.

Разумеется, Байконур слишком серьезный объект, поэтому просто «собрать чемоданы» и уйти у России не получится. Да и Казахстану это тоже может быть не с руки. А это означает, что за космодром и город начался торг между Москвой и Нур-Султаном. Его результат предвидеть пока невозможно. Можно лишь констатировать начало распада космических связей между РФ и РК и, соответственно, «суверенизацию» отрасли, которая вряд ли пойдет на пользу каждой из сторон.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *