Что будет с белоруссией в 2014г

Пришло время: Как Россия и Белоруссия становятся одним государством

На прошедшей неделе произошло знаковое событие: президенты России и Белоруссии в ходе заседания Высшего госсовета утвердили все 28 союзных программ, подписав интеграционный декрет Союзного государства. Кроме того, стороны обновили Военную доктрину и Концепцию миграционной политики. Время единения двух народов пришло. Как будут дальше развиваться интеграционные процессы?

Подписанные программы носят исключительно экономический характер. Все они прошли долгий путь обсуждений и в сентябре были уже полностью одобрены. Программы по Союзному государству предполагают интеграцию валютных систем, общие принципы взимания косвенных налогов, единые подходы по пенсионной тематике и вопросам социального обеспечения, борьбу с терроризмом, взаимный доступ к госзакупкам и госзаказам.

Кроме того, общей станет макроэкономическая политика, страны интегрируют платёжные системы и гармонизируют денежно-кредитную политику, сформируют совместные рынки нефти и газа и так далее.

Сомнений в том, что президент Белоруссии Александр Лукашенко подпишет интеграционный декрет Союзного государства, как это чуть раньше сделал президент России Владимир Путин, не было. Теперь вопрос только в том будут ли стороны выполнять их в том виде, в котором они прописаны на бумаге. Или же через некоторое время мы снова услышим заявления, что прошло время, программы утратили свою актуальность и их вновь необходимо пересматривать на протяжении нескольких лет.

Продолжена системная работа, которая ведётся уже несколько лет

Эту тему в программе «Без цензуры» ведущий Никита Комаров обсудил с лидером белорусской партии «Союз» Сергеем Лущом.

Никита Комаров: Сергей, как в Белоруссии восприняли подписание 28 союзных программ, какие ожидания, какие впечатления?

Сергей Лущ: Для сторонников белорусско-российской интеграции, а их в республике Беларусь, наверно, большинство, это было ожидаемое событие. Многие сетовали на то, что произошло всё в каком-то заочном формате. Злые языки и некоторые эксперты поторопились заявить, что не всё так спокойно «в датском королевстве».

Тем не менее, как я это вижу, просто продолжена та системная работа, которая ведётся уже несколько лет подряд. А начиная с прошлого года, на фоне политического кризиса в Белоруссии, произошла интенсификация интеграции между двумя странами. Главное, что наши государства приняли решение просто отложить вопросы, по которым не смогли договориться, на какое-то неопределённое время.

– Все эти 28 программ хорошие, но ничего прорывного я там не увидел. Конечно, очень привлекательная программа по созданию общего рынка нефти, газа, электроэнергии, по сближению макроэкономической политики и так далее.

Но всего этого недостаточно для того, чтобы рассуждать о полноценной интеграции экономики. Ведь даже взять пример Евросоюза, там и так единая политика, более того, общая валюта. Не кажется ли вам, что это очень осторожные программы? Может, мы потом увидим их развитие?

– В последнее время, как мне кажется, и Белоруссия, и Россия делают очень осторожные шаги. Скажем даже так: произошла перегрузка союзных отношений и, думаю, весь процесс будет выстраиваться на несколько иных принципах. Поэтому мы и не слышим пафосных заявлений.

Интересно выступил спикер Госдумы Вячеслав Володин. По его словам, сейчас и парламенты наших стран должны активно включиться в эту работу, в том числе и по формированию дорожных интеграционных карт. То есть мы видим перевод декларации в практическую плоскость.

И вот эту интенсификацию процессов люди и ожидали, потому что сколько угодно можно делать громкие заявления, признаваться друг другу в братской любви, но пока граждане обеих стран не увидят результат, это не станет единым пространством без барьеров, в котором мы сможем спокойно заниматься предпринимательской деятельностью, и тогда действительно будут восстанавливаться кооперационные связи. К примеру, мы перевели наш белорусский экспорт и импорт нефтепродуктов на мощности России.

– Но для этого потребовался целый внутриполитический кризис, который случился в Белоруссии в прошлом году.

– Соглашусь, лучше, когда интеграция происходит без кризиса, без внешнего фактора и давления. Но сегодня, судя по всему, сама логика политических процессов и внешнеполитическая обстановка подталкивает наших лидеров к таким решительным действиям.

Я смотрю на эти процессы с умеренным оптимизмом: всё-таки за плечами у нас 20 лет строительства союзного государства. Мы понимаем, что союзная интеграция – это серьёзный процесс. Но вселяет надежду уже то, что мы видим практические, реальные шаги.

Напомним, программа «Без цензуры» выходит на «Первом русском» дважды в неделю – по понедельникам и пятницам в 16:00. Не пропустите!

Источник

Белорусы не хотят «становиться русскими», но, видимо, придется

Независимые соцопросы говорят, что многие граждане Синеокой высказываются против объединения с РФ. Но де-факто интеграция продолжается и идет очень быстро.

Что будет с белоруссией в 2014г

Алекандр Лукашенко годами «колышется»: то заявляет, что Белоруссия и Россия не могут друг без друга, то вдруг вспоминает, что независимость его страны — главная ценность. Вот и теперь буквально на днях он заявил, что у союза Москвы и Минска есть этническая и экономическая основа. Также, по его словам, страны проводят единую внешнюю политику, создано общее оборонное пространство, то есть фактически единая армия.

«Между россиянами и белорусами практически нет никакой разницы ни в образовании, ни в здравоохранении, ни в гуманитарном, культурном пространстве. Мы создали равные условия для наших граждан», — отмечает начальник Белоруссии.

Что же касается перспектив на будущее, то Лукашенко считает, что союз Белоруссии с Россией будет мощнее, чем ЕС, более продвинутым и продуманным. «Во-первых, потому, что мы учтем все ошибки ЕС, чтобы их не повторять. … Во-вторых, мы ведь вышли из единого государства — из Советского Союза. И мы многое уже там попробовали. Мы знаем, что нам оставить из советского прошлого и что нам в будущем не пригодится», — сказал Лукашенко.

Вряд ли стоит всерьез обращать внимание на слова «Батьки», но любопытно посмотреть, насколько на самом деле Белоруссия на сегодняшний день «погружена» в Россию.

Союзное Государство

4 ноября 2021 года на Высшем госсовете Союзного государства Белоруссии и России был утвержден интеграционный пакет документов (т.н. «дорожные карты»), включающий «Основные направления реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021–2023 годы», 28 отраслевых союзных программ, военную доктрину и концепцию миграционной политики.

По сути, в этих документах прописаны основные параметры экономической интеграции двух стран. В том числе — создание объединенных рынков нефти, газа и электроэнергии, интеграции в налоговой и таможенной сферах. Теперь предстоит унифицировать законодательства двух государств.

Взаимная торговля

Для белорусских промышленных предприятий и АПК Россия — главный рынок сбыта продукции (более 50% экспорта). В торговле товарами доля РФ выше, чем совокупная доля 100 следующих по значимости торговых партнеров Белоруссии. В свою очередь, РБ импортирует из РФ ключевые сырьевые товары: нефть, газ и черные металлы.

Кроме того, теперь белорусские предприятия стараются уклониться от действия западных санкций, реализуя ключевые экспортные позиции транзитом через Россию. Очень вероятно, что по мере нарастания санкций против Лукашенко в РФ будет переведен весь транзит санкционной торговли Белоруссии с третьими странами.

Финансы

Все белорусские банки уже подключились к Системе передачи финансовых сообщений Центробанка России, которая создана для защиты возможного отключения страны от системы SWIFT.

Промышленность и АПК

Практически вся белорусская промышленность глубоко кооперирована с Россией. А теперь западные санкции еще больше давят на ключевые предприятия: например, БелАЗ вынужден переходить на российские двигатели, потеряв возможности закупать американские.

Также на долю России приходится более 70% экспорта агропромышленного комплекса Белоруссии. Правда, в прошлые годы доходило даже до 85%.

Энергетика

Белоруссия практически полностью зависит от поставок из России газа, нефти, а теперь и урана для АЭС. Попытки «отстроиться» от монополии России, предпринимавшиеся Лукашенко в прошлые годы, так ни к чему и не привели.

К тому же конкурентоспособность промышленного сектора Белоруссии с его устаревшим и энергоемким оборудованием во многом сохраняется именно благодаря очень выгодным (и к тому же фиксированным) ценам на российские энергоресурсы, в частности на газ.

Военное сотрудничество

Здесь взаимосвязь двух стран, пожалуй, наиболее глубока. Утверждена новая Военная доктрина Союзного государства, принят план военного сотрудничества министерств обороны двух стран на 2022 год (включает 139 мероприятий) и программа стратегического партнерства на пять лет. Действует Единая система ПВО двух стран и Региональная группировка войск Союзного государства.

Понемногу в Белоруссию «втягивается» военная инфраструктура РФ. Это учебно-боевые центры ПВО под Гродно и ВВС в Барановичах, а также начавшееся недавно патрулирование воздушного пространства РБ российскими стратегическими бомбардировщиками. Регулярно проводятся совместные военные учения.

Также продлен на следующие 25 лет срок размещения в Белоруссии двух военно-технических объектов России — 474-го отдельного радиотехнического узла «Барановичи» с РЛС «Волга» (Ганцевичи, Брестская область) и 43-го узла связи Военно-морского флота (Вилейка, Минская область).

Оборонная промышленность

Вся инфраструктура и более 98% вооружения белорусской армии — советского и российского производства. Соответственно, есть огромная зависимость от РФ по поставкам боеприпасов и запчастей, обслуживанию и модернизации.

Также для Белоруссии Россия — главный и самый крупный рынок сбыта продукции предприятий ВПК. Они в большом количестве остались в РБ со времен СССР. В частности, белорусские предприятия производят высокотехнологические оптические и электронные компоненты для российской военной техники, компьютерные системы боевого управления, радары, колесные шасси для ракет (в том числе — ядерных), бронеавтомобили и т. д.

Культура и СМИ

Русский язык и русская культура тотально доминируют в Белоруссии. 95% граждан страны в качестве языка повседневного общения используют русский, на нем же ведется практически все делопроизводство. Более 80% граждан страны или вовсе не владеют белорусским языком, или владеют им очень слабо.

После обретения независимости в 1991-м Белоруссия осталась частью российского медиа-пространства: российское телевидение охватывает всю страну как напрямую (Первый канал, НТВ, «Россия 1», ТНТ), так и через совместные каналы (ОНТ, «НТВ-Беларусь», «РТР-Беларусь»). Белорусские государственные телеканалы демонстрируют более 60% продукции российского производства.

Также самые популярные в Белоруссии интернет-ресурсы — российские. Печатная пресса — также преобладает российская («АиФ», до недавнего времени — «Комсомольская правда»).

Религия

Белорусская православная церковь — крупнейшая религиозная конфессия в стране, является каноническим подразделением РПЦ и имеет статус экзархата. Католики и протестанты хотя и составляют значительные доли в белорусском обществе (около 20% и 15% соответственно), властью практически игнорируются и полностью отстранены от участия в государственных делах.

Квазинезависимость

Александр Лукашенко продолжает много говорить про независимость Белоруссии, про сосуществование с Россией на равных. Более того, он предпринимает действия, которые призваны показать широкой публике его личную «смелость и независимость». Например, угрожает перекрыть перекачку российских газа и нефти в Европу, транзит европейских грузов в РФ, вводит экономические санкции против стран Запада (вызывая гомерический хохот даже у собственных чиновников), провоцирует кризис с мигрантами на границе, и т. д.

Но это все — исключительно работа на публику. В реальности же он не предпринимает ровным счетом никаких действий, которые шли бы вразрез с политикой Кремля. Или, говоря точнее, предпринимает строго дозированно — только чтобы показать свою «как бы» независимость. Но фундаментальные вещи — такие, как военное сотрудничество или повсеместное проникновение в Белоруссии русского языка и культуры, — остаются неизменными. У Лукашенко есть свои, расставленные Москвой, «красные флажки», за которые он не рискует заступать, несмотря на любую свою фронду.

А что же белорусы?

Можно сказать, что в белорусском обществе никогда не было особо сильной аллергии на влияние России. Просто к сегодняшнему дню, да еще и на фоне тотального недовольства белорусов Александром Лукашенко и его политикой, зависимость РБ от РФ во многих сферах достигла такой степени, что уже становится непонятно: есть ли у Белоруссии еще интересы, кроме пророссийских.

Белорусская оппозиция, в свою очередь, выступает не только против Лукашенко-узурпатора и многолетнего автократа. Она также против критической зависимости Белоруссии от России. В свою очередь, власть в Минске пытается «перепродать» уже заложенный в Москве суверенитет Беларуси белорусскому обществу и Западу.

Источник

Краткая история братских войн России с Белоруссией. Никогда так не было и вдруг опять

Что будет с белоруссией в 2014г

Минск в очередной раз публично подсчитал, что потери бюджета от налогового маневра и «грязной» нефти составили почти 5%. Это всего лишь эпизод в той ситуации, которую многие считают безвыходной. Из-за нее не подписываются «дорожные карты» дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства. Поговаривают чуть ли не о «цивилизованном разводе».

Повторение пройденного

Но здесь важно подчеркнуть факт: подобных ситуаций было много, кое-какие были куда хуже, чем теперь. Не впервые Бацьке предлагают подумать об объединении с Россией. Так уже было в середине 90-х и Лукашенко-президент российско-белорусской унии — это было серьезно. Потом что-то не поделили, и Ельцин перед самой своей отставкой подписал-таки Союзный договор.

Этот факт — важное свидетельство того, почему с самого начала никто не хотел его реализовывать. Приход Владимира Путина дал понять — не быть Лукашенко преемником Ельцина. Политолог Суздальцев: Лукашенко расчитывает, что после газовых уступок Украине Москва уступит и ему

Что будет с белоруссией в 2014г

И завертелось. Как последняя надежда, было предложение Бацьки Путину руководить Союзом по очереди, что было отвергнуто. Потом президент России предложил встречный план: провести референдум по союзной конституции, а потом избрать парламент и президента.

Игры престолов

Ну а на российский рубль, как единую валюту, Москва впервые предложила перейти в 2003 году — с 1 января 2005-го. То есть тоже не сейчас, а очень давно.
Лукашенко ответил, что введение единой валюты не имеет смысла.

Тогда же была заложена основа для долгого тупика: вопрос о совместном газотранспортном консорциуме. В 2002-м «Газпром» поставил газ по 29 долларов за тысячу кубометров в обмен на создание к июню 2003-го СП на базе «Белтрансгаза». Но в цене не сошлись. «Газпром» предлагал 600 млн. долларов, Минск требовал 5 миллиардов. Блеск и нищета Белорусской империи

Что будет с белоруссией в 2014г

И грянула первая Газовая война. «Газпром» объявил о повышении цены в 2004 году до 50 долларов за тысячу кубов. Пока договаривались, трижды приостанавливали прокачку. Лукашенко был в ярости, грозил выйти из всех договоров. Хотя «приостановка» прокачки ничего не приостанавливала: Минск, как Киев, отбирал из трубы европейский газ. Именно тогда Бацька впервые применил угрозы начать интеграцию в ЕС и НАТО.

Правда в 2004 году, после цветных революций в Грузии, на Украине и в Молдавии, а также белорусского референдума о снятии ограничений на президентские сроки, Бацька был объявлен США «последним диктатором Европы», Беларусь обложили санкциями…

И блудный сын бросился в объятия отца: Александр Григорьевич приказал взять курс на Россию. Но там его ждал алчный «Газпром», не простивший обиды. Лишь личное вмешательство Путина сохранило цены неизменными.

Вторая война разразилась в 2006-м. Именно тогда Россия вышла из соглашения 2002 года об отмене внутрироссийских цен на газ для Минска. Причиной стало то, что СП на основе «Белтрансгаза» так и не был создано. Уже оплаченные поставками 50 процентов акций предприятия, «Газпрому» не отдали. С 1 января 2007-го российская нефть для Белоруссии стала облагаться пошлинами. Но Лукашенко продолжал настаивать на поставках газа по ценам Смоленской области. Дошло до угроз прекратить поставки вообще, если Белоруссия не согласится покупать газ по более высокой цене. Бацька в истерике, рубит, но нефть не течет. Хитрый план Лукашенко на 2020 год

Что будет с белоруссией в 2014г

Это все не про сегодня. Это было 13 лет назад. День Сурка. Цену согласовали на четыре года (до 2011), а подписали всего за две минуты до наступления нового, 2007 года. Минск согласился с ценой и оплатой акциями «Белтрансгаза» по цене 2,5 млрд. долл. в течение четырёх лет.

И в новом, 2007 году, началась новая война. Россия ввела пошлины на экспорт нефти — почти 190 долларов за тонну. В ответ «Белнефтехим» приостановил контракты с российскими нефтяными компаниями и приступил к отбору российской нефти из «Дружбы» в счёт уплаты пошлин. Послу Белоруссии вручили ноту, поставки в ЕС частично прекратились.

Войну прекратил телефонный разговор Владимира Путина с Александром Лукашенко. Российская экспортная пошлина на нефть осталась, но была снижена со 180 до 53 долларов за тонну, но в последующие годы плавно увеличивалась. Беларусь же отменила арендную плату за землю по которой пролегали трубопроводы и для военных объектов на территории Белоруссии (станция дальней связи «Вилейка» и РЛС «Барановичи»). Отменили и экспортные пошлины.

Новая война разразилась в 2014 году из-за санкционных продуктов, поставляемых из Белоруссии в Россию. Москва объявила ответные санкции западным странам из-за Украины, но Минск к ним не присоединился и стал активно зарабатывать на ситуации, завозя «санкционку». Следствием этого стало восстановление государственной границы между участниками Союзного государства. 9 декабря 2014 это начала делать Белоруссия. Лукашенко поставил задачу правительству увеличивать сбыт белорусской продукции. А после падения курса рубля в конце 2014 года — перевести расчеты с Россией в доллары и евро.

Информационные битвы

Здесь приведена краткая история противостояния. Почти не упомянуты «мясомолочные» войны, опущена война 2010 года, когда Бацька впервые прибег к диверсификации поставок нефтепродуктов.

Что будет с белоруссией в 2014г

Разговор по телефону шел на повышенных тонах, Бацька бросил трубку.

Нужно напомнить, что тогда вселенское зло в спичах президента Белоруссии персонифицировалось именно на Владимире Владимировиче и его «попытках сорвать интеграционные процессы». Особо иронически с высоты дня сегодняшнего видятся обвинения в препятствовании развитию Союзного государства.

Сегодня этот «бумеранг» со звоном влетел в «окно овертона». 2010 год был отмечен не только нефтяной войной, но и обменом информационными ударами. За полгода до президентских выборов в Белоруссии, российский телеканал НТВ показал фильм «Крестный батька», где наш любимый Бацька был показан отнюдь не супергероем.
Очень важно отметить, что ничего подобного с тех пор не было. Сегодняшние действия антилукашенковской пропаганды строго ограничены анонимными телеграмм-каналами, максимум частными СМИ. Но именно из 2010 года растут ноги весьма обидных для белорусов обвинений в «нахлебничестве».

Впрочем, Бацька в накладе не остался: его государственные СМИ ответили бойким, «москитным» залпом сюжетов-страшилок о жизни российской глубинки. Зато яркой звездой, на белорусском «Первом канале» сверкнул Михаил Саакашвили со своим видением России и ее руководства. При этом сам Бацька заметил, что не станет отвечать на «грязь». Но на ближайшей пресс-конференции выпалил, что его отношение к тандему «Медведев-Путин», плохие, «если не сказать хуже». И обвинил их в давлении на себя.

В общем, холодная война между Россией и Белоруссией развивается точно по формуле, выведенной когда-то Виктором Степановичем Черномырдиным: «никогда так не было и вдруг опять»…

И вновь продолжается бой

С этого момента и началось то, что продолжается до сих пор. И хотя стороны не прибегают к сдержанности и почти два года жестко переводят стрелки друг на друга, последняя война проходит куда мягче предыдущих. Все, что мы увидели за два года уже было, ничего нового не придумано. Политолог Суздальцев: Белорусская номенклатура уже подыскивает замену Лукашенко

Что будет с белоруссией в 2014г

Вопрос 31-й карты про строительство наднациональных органов президенты двух стран решили вообще не поднимать. В общем, думается, что прав Венедиктов, и на этот раз стороны снова договорятся.

Хотя шутки-шутками, но в декабре прошлого года госдолг Беларуси превысил 43 миллиарда рублей и продолжает расти.

Источник

«Белоруссию толкают в объятия России» Западные санкции сильно ударят по Белоруссии. Кто будет спасать страну и ее лидера?

Что будет с белоруссией в 2014г

Фото: Комсомольская Правда / Globallookpress.com

В 2014 году Белоруссия провозгласила многовекторность краеугольным камнем своей внешней политики. Как ни странно, Запад поверил в обновление белорусской политики, и Лукашенко даже перестали называть «последним диктатором Европы». Но после прошлогодних протестов и недавнего инцидента с самолетом Ryanair эту концепцию приходится в корне пересматривать. ЕС и США ввели против Белоруссии жесткие экономические санкции, а теперь и Украина решила разорвать дипломатические отношения с соседней страной. В итоге Минск оказался в новой политической реальности с очень узким кругом потенциальных союзников. Поэтому единственная возможность минимизировать экономический ущерб — скорейшая интеграция с Россией. О том, как Белоруссия будет справляться с острейшим внешнеполитическим кризисом и гибридными атаками Запада, какую роль сыграет в ее спасении Россия и на каких условиях, «Ленте.ру» рассказал профессор Рэдфордского университета (Вирджиния, США) Григорий Иоффе.

Европейская инфантильность

«Лента.ру»: На ваш взгляд, произошел ли качественно новый рывок в санкциях Европейского союза (ЕС) и США против Белоруссии или это «последнее китайское предупреждение»?

Что будет с белоруссией в 2014г

Григорий Иоффе: Подается это как серьезный скачок, но, с моей точки зрения, если рассуждать в логике западной реакции на события в Белорусии, то это совершенно замечательный эпизод в смысле своей контрпродуктивности. Потому что ЕС толкает Белоруссию в объятия России в гораздо большей степени, чем когда бы то ни было. Отвечает ли это их целям? Конечно, нет. Но они не могут остановиться. С одной стороны, Брюссель не знает, что еще предпринять. С другой, Белоруссия —нетривиальный геополитический кейс, но в него надо серьезно погружаться, чтобы понять.

Во всем мире существует очень мало экспертов по белорусской проблематике. Те, кто делает политику в ЕС, точно не относятся к их числу. Им это неинтересно. Им важно высказать моральное осуждение и действовать в русле продвижения демократии. Они оказываются жертвами собственной идеологизированности. Когда в ЕС поймут, что они в действительности наделали с Белоруссией, будет уже поздно. Но они найдут какой-то другой жупел, переведут на него внимание и останутся на белом коне как защитники демократических ценностей.

То есть санкциями ЕС достигает прямо противоположных результатов?

Именно так, в действиях европейцев есть некий инфантилизм, это довольно любопытно. А в действиях отдельных стран его просто очень много. Возьмите, к примеру, политику Литвы в отношении Белорусской атомной электростанции (БелАЭС). Сначала по требованию ЕС в 2009 году литовцы закрыли свою Игналинскую АЭС. Теперь рядом с Литвой появилась БелАЭС и вроде бы можно покупать дешевую электроэнергию, но они решили ее заклеймить.

Напоминает ситуацию, когда ребенок бежит, ударяется о стол и потом наказывает этот самый стол, гневно стуча по нему кулаком

Когда Литва наказывает Белоруссию экономическими санкциями, а сама зависит от белорусских грузопотоков, то в психологическом плане это отдает раздвоением личности. Потом они будут кричать: «Помогите нам!» Естественно, они на переднем краю борьбы с диктатурой и рассчитывают на помощь ЕС. Но в реальности они наносят себе большой урон.

Так все-таки санкции — это серьезный инструмент воздействия или нет?

Конечно, серьезный. Но их последствия противоречат геостратегическим целям ЕС и США. Например, Белоруссии при определенных обстоятельствах может быть нанесен серьезный урон из-за ограничений в калийной отрасли. Потому что это единственная самодостаточная отрасль экономики, весь производственный цикл которой расположен в пределах территории Белоруссии. В отличие, скажем, от нефтепереработки. Можно сказать, что калий — это самый белорусский из всех белорусских экспортных продуктов. Понятное дело, санкции окажутся очень болезненными, учитывая, что велика вероятность замены белорусских экспортеров российскими — либо в результате поглощения компаний Россией, либо без такового, что еще хуже, потому что приведет к еще большему удушению Белоруссии.

Что будет с белоруссией в 2014г

Фото: Василий Федосенко / Reuters

В этой ситуации у Белоруссии остаются инструменты, чтобы минимизировать урон на западном направлении?

Белоруссия обречена на многовекторность своим географическим положением. В нормальном состоянии без давления они вынуждены будут ее восстановить. Куда им деться от нее? Многовекторность Белоруссии обусловлена экономически. Страна получает сырую нефть с одной стороны и продает продукты нефтепереработки в другую. К тому же это страна с открытой экономикой в том смысле, что она экспортирует не менее 60 процентов того, что производит. Вот вам и все объяснение многовекторности.

Кроме того, страна расположена на цивилизационном разломе, к которому некоторые относятся с иронией. Однако есть немалый смысл в карте американского политолога Сэмюэля Хантингтона, которая была опубликована в его книге «Столкновение цивилизаций». Восточная граница Западной Европы у него проходит как раз через Белоруссию и Украину — то есть по очень размытой линии раздела между католицизмом и православием.

Осажденная крепость

При этом одним из катализаторов раскола стал нашумевший инцидент с задержанием сооснователя Telegram-канала NEXTA Романа Протасевича. После этого государственный телеканал ОНТ показал интервью с его участием, в котором он заявил о своем сотрудничестве со следствием. Но зачем правоохранителям понадобилась еще и импровизированная пресс-конференция с оппозиционером?

Надо посмотреть на ситуацию их глазами, чтобы понять. Белоруссия находится в состоянии осажденной крепости, причем сравнительно маленькой, поэтому они интенсивно обороняются. Власти пытаются доказать, что с самолетом Ryanair они действовали согласно правилам Международной организации гражданской авиации (ИКАО). И им важно было показать, что Протасевич сам свободно играет на их стороне.

Естественно, оппозиция утверждает, что в условиях давления, под которым оказался Протасевич, ему больше ничего не остается, кроме как защищать свою жизнь и жизнь своей подруги — россиянки Софии Сапеги. Этот довод нельзя полностью отметать. Но после пресс-конференции совсем по-другому воспринимаются заявления о том, что на него оказывалось физическое давление. Мероприятие началось со слов журналистки издания БелаПАН Татьяны Коровенковой о том, что Протасевича избивал лично Лукашенко.

Это удачный ход. Потому что вероятность того, о чем она говорила, крайне мала с точки зрения людей, обладающих здравым смыслом

Протасевич, естественно, открестился от этого, как от шутки, и потом вел себя чрезвычайно раскованно. Вплоть до того, что он загадал аудитории политическую загадку о женщине-политике из европейской страны, которая начала создавать альтернативное правительство. Впоследствии оказалось, что она даже обращалась к президенту России Владимиру Путину. Протасевич преследовал цель сравнить австрийского политика Монику Унгер (в 2019 году получила 14 лет заключения за попытку мятежа — прим. «Ленты.ру») с лидером белорусской оппозиции Светланой Тихановской.

То есть Протасевич сейчас играет — или вынужден играть — активную роль в информационной кампании?

Целый ряд соратников Протасевича говорят о том, что он не очень надежный человек, никогда особо не имел жизненных принципов и всегда был заинтересован в том, чтобы ему оказывали внимание. В любом случае ситуация обоюдоострая и неприятная. Обвинять его в смертных грехах было бы предосудительно, но трудно отделаться от ощущения, что ему нравится его новая роль. Вполне возможно, что так оно и есть. Поэтому белорусская сторона решила перевести мяч на сторону оппозиции. Они попытались создать представление о том, что их действия по защите суверенитета Белоруссии легитимны и объясняются массированной атакой со стороны западных стран. У всех своя логика.

Что будет с белоруссией в 2014г

Фото: Sergei Grits / AP

Что означает слух о допуске следователей из самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР) к Протасевичу? Это просто способ давления?

Во время пресс-конференции председатель Следственного комитета (СК) Белоруссии Дмитрий Гора подтвердил, что никто не имеет права допрашивать Протасевича без их ведома, у них приоритет по всем вопросам и его никому не выдадут. Но то, что он возможно принимал участие в боевых действиях в Донбассе на стороне украинского батальона «Азов» — довольно мощный аргумент. Можно находиться по разные стороны баррикад в политическом кризисе в Белоруссии, но отношение к деятельности «Азова» довольно однозначно с обеих сторон. Если я, конечно, не ошибаюсь. Поэтому, если властям удастся доказать, что Протасевич находился в Донбассе не просто как журналист, это станет серьезным способом давления со стороны следователей.

На этом фоне депутаты Верховной Рады предложили прекратить любые отношения с Белоруссией за исключением вопросов «беженцев и политзаключенных». Почему Украина идет на политический демарш?

Это похоже на детскую политику Литвы, о которой я говорил ранее. С моей точки зрения, тут тоже может идти речь о политическом инфантилизме. Есть весьма существенные экономические связи между двумя странами, они выгодны обеим сторонам, а не только Белоруссии. К происходящему можно относиться по-разному. Согласно одному представлению, есть репрессивный режим Лукашенко, а есть остальной белорусский народ, и они вступили в схватку. Согласно другому представлению, которого придерживаюсь я, в Белоруссии имеет место давний раскол в обществе.

Он не такой рельефный, как на Украине, потому что там существует строгая культурно-географическая демаркация на западные и юго-восточные области. В Белоруссии этого нет — Гродненская область не служит аналогом Львовской, хотя теоретически могла бы. Но раскол все равно реален. Надо понимать, что он не возник 9 августа 2020 года. Это старый раскол, связанный с национальной памятью и перспективой развития Белоруссии в цивилизационном и геополитическом смысле. У них две разных национальных памяти — это как будто две нации в одной.

Об этом свидетельствуют и результаты интернет-опроса британского аналитического центра Chatham House. Их методология минимизирует число сторонников Лукашенко по двум причинам: потому что среди них меньше людей пользуются компьютером, а те, кто это делают, часто не обнаруживают желания принимать участие в подобного рода исследованиях. Несмотря на это, опрос показал, что четверть городского населения Белоруссии поддерживает Лукашенко. Какой коэффициент надо ввести, чтобы определить реальную долю сторонников, я, естественно, не знаю. Возможно, нужно умножить на 1,5.

При этом, как вы писали в одной из своих статей, цели у стран одни и те же — для самоопределения и Украине, и Белоруссии необходимо отмежеваться от России. Так может ли Минск послужить Киеву примером в том, как развиваться, если нынешний кризис будет преодолен?

То, что им нужно отмежеваться от России, — понятно, потому что Белоруссия и Украина слишком на нее похожи. Значительная часть общества двух стран живет в пределах русского цивилизационного ядра, долгое время они даже западную информацию получали через российские СМИ. И говорят они по-русски. Поэтому, естественно, они отстаивают свою самобытность. Но я не вкладываю в это какого-то зловещего смысла.

В русском языке слово «националист» имеет негативную коннотацию и является синонимом ксенофоба. В английском языке такое употребление слова «национализм» тоже имеет место, но не меньше распространено нейтральное толкование. То есть националист — это человек, преданный определенной картине мира, которая находится в центре умозрения конкретного сообщества людей, и отстаивающий национальное самосознание. В этом смысле их отталкивание от России неизбежно.

Что будет с белоруссией в 2014г

Но у стран разные пути обособления от России?

Действительно, основной вопрос в том, какие формы приобретает отталкивание Белоруссии и Украины. Каждый понимает это в меру своей испорченности. Например, в экспертной среде бытует мнение, что Лукашенко — не пророссийский политик. Но цивилизационно он как раз очень пророссийский. Лукашенко вырос в селе на востоке Белоруссии на границе с Россией. Ясно, что он является сторонником учения о триединой восточнославянской народности — великороссов, малороссов и белорусов. Великая Отечественная война также является краеугольным камнем его национальной памяти, и эта память не очень детализирует события, предшествующие Октябрьской революции 1917 года.

Другой вопрос, что, будучи президентом Белоруссии на протяжении долгого времени, Лукашенко вынужден отстаивать ее национальные интересы. Как он должен реагировать, например, когда белорусские сельхозпродукты получают отповедь от Россельхознадзора? Естественно, в Белоруссии это интерпретировали как борьбу хозяйствующих субъектов и выторговывали для себя выгодные условия. Они также заявляли, что если есть желание углубить интеграцию, то надо выравнивать экономические условия и вводить единые цены на нефть и газ. С точки зрения белорусских национальных интересов Лукашенко абсолютно прав.

Союзник на буксире

При этом посол России в Белоруссии Евгений Лукьянов заявил, что соседнюю страну поддержат после введения санкций «до самых критических обстоятельств». По вашему мнению, способна ли Россия физически взять на буксир тонущего союзника?

Во-первых, надо учитывать, что население Белоруссии существенно меньше даже населения Москвы. Во-вторых, для России очень важным является западное геополитическое направление и европейский коридор, который столетиями служил осью набегов. Поэтому мой ответ — безусловно способна.

Трудно понять безоглядность политики ЕС по отношению к Белоруссии. Они полностью отметают те соображения, что режим — это не просто Лукашенко и его репрессивный аппарат

Кстати, совсем недавно на сайте белорусской службы «Радио Свобода» появился материал талантливого и думающего политолога Юрия Дракохруста. Он опубликовал статью, которая очень любопытно называется: «О чем можно (и нужно) договариваться со сторонниками Лукашенко?». Если в среде оппозиции ставится вопрос, что со сторонниками Лукашенко можно в чем-то согласиться, — это путь к национальному диалогу. А это ровно то, чего всегда не хватало Белоруссии. И в ЕС, видимо, никто не в курсе, что происходят такие подвижки. Хотя судить по одной статье было бы рискованно.

Можно ли сказать, что позиция России равносильна позиции единственного гаранта выживания Белоруссии?

На эту тему много измышлений, и я не знаю, кто прав. Есть группа оппозиционных политологов, которые считают, что Россия вошла в сговор с Западом, и они вместе меняют там власть. Есть другие, которые придерживаются позиции, что российская власть заинтересована в поглощении Белоруссии, и неважно, под какую сурдинку. Не знаю, насколько рационально мыслят люди, которые формулируют внешнюю политику России, но мне кажется, что в существующей ситуации о поглощении Белоруссии в формальном смысле говорить не стоит.

Никто не заинтересован, чтобы в очередной раз обострились отношения ЕС, США и России. Поэтому серьезно говорить о присоединении я бы не стал с точки зрения интересов самой России. Но по поводу гарантий выживания — да. Эмбарго на экспорт калийной и нефтеперерабатывающей отрасли не оставит других вариантов. Другое дело, что в России издавна, еще со времен премьерства Егора Гайдара, преувеличивают уровень паразитизма Белоруссии, утверждая, что это государство, которое ни дня не проживет без российской помощи. Это сильное преувеличение.

Что будет с белоруссией в 2014г

Но при этом каждый раз по итогам встреч Путина с Лукашенко возникает вакуум в попытке ответить на вопрос, а что, собственно, получила Россия. Стоит ли ждать прорывов в вопросе интеграции сейчас?

Мы находимся в плену мифов, которые имеют тлетворное психологическое влияние. Во-первых, те, кто говорят, что интеграция затормозилась и Союзного государства нет, часто не отдают себе отчета в том, что она уже достигла очень высокого уровня. Россиянин, который приезжает в Минск, не чувствует себя за границей, и наоборот. Конечно, сейчас границы закрыты в связи с коронавирусом, и белорусы чувствуют себя максимально неуютно, но многие все равно ездят по делам. Нельзя сказать, что интеграция — это химера.

Понятно, что Белоруссия в нормальной ситуации сопротивляется и будет сопротивляться радикальному углублению интеграции — то есть созданию единого эмиссионного центра, а также наднациональных органов, которые, в силу различия размеров стран, всегда будут эквивалентны российскому давлению. Но сейчас у Белоруссии нет выбора.

Когда на смену нормальной ситуации приходит экстремальная, то, конечно, Белоруссии ничего другого не останется, кроме как полностью упасть в объятия России

Однако думающие на дальнюю перспективу политики в России не должны, как мне кажется, глумиться над этим обстоятельством, проникаясь злорадством. Мол, мы же вам говорили, вот вы и находитесь в бедственном положении, и мы единственные, кто может вам помочь. Если ситуация вернется на круги своя, а рано или поздно это произойдет, то Белоруссия и Россия останутся двумя союзными государствами, но они не сольются в экстазе и, скорее всего, останутся независимыми.

Какой именно политический курс выбран сейчас в отношении Белоруссии и почему Россия, несмотря ни на что, продолжает поддерживать Лукашенко?

Ситуацию необходимо рассматривать в геостратегическом ключе. Если называть вещи своими именами, то Россия поддерживает не Лукашенко, а место Белоруссии в своей сфере влияния. Конечно, это словосочетание очень часто вызывает аллергию у западных политиков, которые заявляют, что не будет никакой второй «Ялтинской конференции». Но если посмотреть на то, что происходит на самом деле, а не в теории, то говорить в геополитических терминах не только можно, но и нужно. Сравнительно небольшое пространство Белоруссии, находящееся под боком у Центральной России, в стратегическом плане — да, для России крайне важно.

И куда деваться? Вся пророссийская поляна в Белоруссии вытоптана Лукашенко, он монополизировал связи с соседней страной, чтобы исключить возможность появления в стране какого-то другого союзника России, с которым она стала бы иметь дело вместо него. Какие альтернативы видятся в этой ситуации? Появление из ниоткуда политика, который займется переориентацией страны? Получается, что, с точки зрения Кремля, поддержка Лукашенко — вынужденное действие. Россия выбрала из двух зол меньшее. И к этой точке зрения трудно придраться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *